Органы власти Заокского района и Тульской области

Власть

Состоялось заседание президиума Государственного совета «О регулировании внутреннего продовольственного рынка»

Теги:    

Фото пресс-службы Президента России

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

У нас с вами сегодня важная встреча в рамках заседания президиума Государственного совета. Тема сверхактуальная и абсолютно жизненная – это положение на продовольственном рынке. Я последние два дня, собственно, этому и посвятил: вчера был в Оренбургской области, сегодня в Саратовской проходит наше заседание. Вчера посмотрел производство в Оренбургской области. Надеюсь, коллеги, приглашённые сюда, находятся сегодня здесь, в Саратовской области. Посмотрел вчера ряд объектов, магазины. И здесь, и в Оренбурге с людьми поговорил. На рынке сегодня был, в общем, для того, чтобы ситуация была, что называется, изнутри понятна.

Здесь, в этом регионе, в целом положение нормальное, но, конечно, из ряда регионов приходят сигналы о росте цен и дефиците на целый ряд продуктов. Между тем, и это абсолютно очевидно, никаких предпосылок для дефицита, несмотря на очень тяжёлый год, в нашей стране нет. По мнению специалистов и по мнению тех, кто экономикой занимается, и по мнению тех, кто занимается оборотной стороной экономики, криминальной стороной, всё это носит спекулятивный характер. Несмотря на аномальную жару и несмотря на засуху, наша страна обладает достаточными запасами зерна. Даже по самым пессимистическим прогнозам, урожай должен быть не менее чем 60 миллионов тонн. С учётом переходящих запасов, которые у нас составляют 21–25 миллионов тонн, этого вполне хватит для удовлетворения внутренних потребностей в продовольственном зерне и в фуражном зерне.

В соответствии с теми прогнозами, которые даёт Министерство сельского хозяйства, более подробно Елена Борисовна доложит, у нас не будет, естественно, никакого недостатка ни в мясе, ни в молоке, ни в сахаре. В этом контексте задача Правительства и региональных властей заключается в том, чтобы не допустить экономически необоснованного роста цен на сельхозпродукцию и продовольствие, не говоря уже просто о временном пропадании отдельных продовольственных товаров с полок магазинов. У нас есть прогнозные балансы и по мясу, по мясопродуктам, по молоку. Всё это будет названо, я надеюсь, но надо вести мониторинг – такие поручения мною уже были даны – на основные продукты питания: то есть на муку, на хлеб, на мясо, на молоко. Это задача Правительства и задача регионов. Причём особое внимание обращать на обоснованность повышения цен и на то, насколько эффективно реализуются меры государственного регулирования. Что я имею в виду? Это меры антимонопольного регулирования, это законодательство о торговле, включая последнюю редакцию закона о торговле. Ну а с теми, кто занимается взвинчиванием цен, с теми, кто занимается получением необоснованной прибыли, должна разбираться Генпрокуратура, Министерство внутренних дел, антимонопольная служба и служба по тарифам, причём вне зависимости от того, кто это – переработчики или торговые организации.

Мы только что обсуждали вопрос по гречке. Я сегодня в магазин зашёл, потом с людьми пообщался. Они говорят: «Нет, всё нормально, цены стабильные, но по гречке произошло известное увеличение». Понятно, что оно имеет спекулятивную природу. Но не всё так просто. Зачастую вечерами из крупных розничных сетей, из магазинов вынимают эту самую гречку: просто подъезжают грузовики, покупают мешками эту гречку и, естественно, продают потом на рынке или в маленьких магазинах, палатках всяких разных. Мы же понимаем, что магазин тоже не должен этого делать, потому что совершенно очевидно, что это отпуск продукции, отпуск товара не розничному потребителю, а оптовику, а цель магазина – в другом. Понятно, что хочется быстро продать. Но в этом случае это нарушение законодательства о торговле. У нас розничная торговая сеть. Это один из примеров. Но я, честно говоря, уверен, что это есть и в других регионах, потому что люди у нас уже коммерчески подготовленные, грамотные. Информация идёт – есть желание быстро сливки снять, быстро «срубить» деньги. Поэтому это задача и правоохранительных структур тоже.

Сегодня мы с вами должны обсудить ряд дополнительных шагов. Первое, что нужно делать, это контролировать расходование уже выделенных средств на поддержку пострадавших от засухи регионов. Правительством разработан комплекс мер по такой поддержке. Общий объём выделенных средств составил 35 миллиардов рублей. 25 – это бюджетные кредиты и 10 – прямые субсидии регионам. То есть, по сути, прямые субсидии сельхозтоваропроизводителям. Это значительные средства, их нужно распределить рационально.

Фото пресс-службы Президента России

Кроме того, я уже давал поручение Правительству проработать меры по поддержке платёжеспособности сельхозпроизводителей, пострадавших от засухи в этом году. Это включает в себя и вопросы кредитов, пролонгации кредитов в ряде случаев, если это необходимо, и контроль за соблюдением разумности кредитных ставок. У нас в целом на кредитном рынке ситуация неплохая. Но нужно следить за тем, чтобы наши крупнейшие банки, которые занимаются кредитованием аграрного сектора (я имею в виду и Сбербанк, и Россельхозбанк, и некоторые другие крупные банки (региональные и федеральные), всё-таки были особенно внимательны к сельхозпроизводителям. Особенно внимательны, потому что им сейчас трудно.

При этом в регионах должны быть разработаны свои планы действий по поддержке пострадавших сельхозорганизаций, включая наиболее уязвимые формы личных подсобных хозяйств, а также меры по стабилизации продовольственного рынка и помощи незащищённым слоям населения. Насколько я знаю, такой план в Татарстане разрабатывали. Он действует. И в других регионах, если он ещё не подготовлен, нужно его подготовить и доложить о результатах.

Второе. Ожидание роста цен во многом связано, естественно, со слухами о дефиците зерна ввиду засухи и нагнетаниями ситуации относительно урожая будущего года. Здесь не нужно самих себя заводить. Да, нужно думать о будущем, но самих себя заводить не нужно. Нужно работать в спокойном режиме. Действительно, у нас в регионах существуют проблемы, урожай в ряде случаев меньше обычного, в некоторых регионах кардинально меньше обычного, просто очень плохой. Тем не менее поводов для того, чтобы ситуацию воспринимать как критическую, нет. У нас есть крупные зернопроизводящие регионы. Они находятся прежде всего в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, где ситуация была тяжёлой, тоже было жарко, но не такая, как в Центральном регионе, в Центральном и Приволжском округах. И там есть возможности. Такая работа должна вестись на основе межрегиональных балансов. Для того чтобы эти межрегиональные балансы соблюдать, нужно обеспечить перевозки. Для того чтобы обеспечить перевозки, я даю поручение Правительству и акционерному обществу «Российские железные дороги» найти решение по тарифам на этот период. Я только что говорил с руководителем акционерного общества «РЖД», говорил с руководством Правительства. Придумайте механизм, по которому это можно сделать. По большому счёту, вопрос даже не в сути этого механизма – будет ли он компенсационный или не компенсационный, но сейчас нужно сделать так, чтобы эти тарифы были ниже, потому что иначе мы пустим на ветер все те инвестиции, которые делали последние годы. А мы с вами все принимали участие в подготовке и реализации национального проекта, большой нашей программы развития сельского хозяйства. Эти деньги не должны пропасть, поэтому меньшие деньги либо придётся потратить, либо кому-то «поджаться» придётся, ну что делать?

Да, и ещё одна вещь, о которой я хотел бы в этом контексте сказать. Я понимаю, здесь присутствуют руководители регионов, каждый из вас отвечает за ситуацию в регионе, у каждого из вас свои люди, население, за которое вы отвечаете. Это правильно. Но нельзя допускать регионального протекционизма. У нас единый рынок в стране, и все люди, которые живут в нашей стране, это граждане большой, единой страны – Российской Федерации. Поэтому спекулянтов надо отлавливать, но региональный протекционизм недопустим. Нужно дождаться итогов уборки урожая в Сибири, когда будут окончательно ясны федеральный и региональный балансы по зерну. Ну и, наконец, у нас есть наш фонд интервенций, по которым постановления приняты. Я специально собирал и сельхозпроизводителей, и руководителей Правительства на эту тему. Вопрос в том, когда его распечатывать. Это вопрос ответственности Правительства и текущей ситуации. Пока на рынке зерно есть, надо его с рынка поднимать. Будут трудности – надо выбрасывать из фонда.

Теперь по поводу будущего урожая. Надо максимально эффективно и, естественно, в срок, может быть, с учётом сдвига, который есть (мы сегодня говорили с Павлом Леонидовичем по поводу ситуации здесь, в Саратове), провести сев озимых и яровых культур. Все решения для этого уже приняты, но это будет важным сигналом и должно позитивно повлиять на ценовую динамику, просто даже психологически. Поэтому я просил бы министра доложить на эту тему о перспективах предстоящих полевых работ и губернаторов высказаться.

Фото пресс-службы Президента России

Третье. Реализация названных мер не должна отодвигать на второй план нашу стратегическую задачу, которую мы с вами поставили, по сути, уже пять лет назад, – модернизацию сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. В предыдущие годы мы набрали очень хороший темп. Мы вернули России статус ведущего экспортёра зерна в мире и, несмотря на все трудности, будем двигаться дальше. Но наша цель не экспорт, хотя это важная составляющая, наша цель – решение продовольственной задачи внутри страны и создание эффективных хозяйств, которые будут приносить прибыль, получать прибыль. Поэтому нам нужно отбалансировать все составляющие сельскохозяйственной цепочки.

Уважаемые коллеги, нами уже достаточно много сделано для укрепления продовольственной безопасности. Я думаю, что пять-семь лет назад никто и представить себе не мог, каким образом будет расти наше сельское хозяйство, какое количество новых предпринимателей появится, молодых предпринимателей, которые с интересом занимаются этим производством, часть из них здесь присутствует, у кого-то я даже был на производствах. Всё это очень вдохновляющие примеры, но нужно сделать так, чтобы выделенные сегодня агропредприятиям деньги сыграли свою роль. И то, что делалось в период кризиса, я имею в виду в прошлом году 87 миллиардов, тоже продолжало играть свою роль. Ведь очень многие предприятия не сворачивали инвестиционной активности, не сворачивали производство, а развивали его и вводили новые технологии. В этом я, кстати, убедился и вчера, и сегодня. Когда я был в Оренбурге, смотрели молочное производство и производство овощей, сегодня – племенной завод «Трудовой», новый мясокомбинат «Митэк», который тоже запущен. Всё это инвестиции, которые, по сути, планировались в кризисный год. Тем более они ценны, и их нельзя потерять.

Завершая, я хотел бы ещё раз подчеркнуть, что для существенных изменений в ценах никаких объективных предпосылок в нашей стране нет. Все поручения даны, Правительство над этим работает. Нужно держать ситуацию под контролем и Правительству, и руководителям регионов, в ряде случаев оперативно принимать решения о поддержке. Естественно, в случае изменения ситуации мною будут приняты оперативные решения, направленные на обеспечение наших граждан качественными и доступными видами продовольствия, потому что это важнейшая составляющая нашей с вами работы. Это нужно понимать. Это государственный приоритет.

Сегодня я хотел бы, чтобы вы мне рассказали не только о том, как мы помогаем нашим сельхозпроизводителям, это важно, не только о том, как мы хотим застабилизировать ситуацию, но и о том, что мы делаем для того, чтобы ситуация на продовольственном рынке была под контролем. Это я уже обращаюсь к руководителям регионов. Давайте приступим к работе.

 

Слово для доклада Елене Борисовне Скрынник, Министру сельского хозяйства.

Е.СКРЫННИК: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В продолжение Вашего выступления разрешите доложить о ситуации, сложившейся на основных продовольственных рынках, и о факторах, которые определяют динамику его развития. Но в начале хотела бы представить ценовую ситуацию в разрезе регионов. Наши коллеги захватили с собой хлеб.

В Мурманской области батон стоит 10 рублей, в Московской области – 11,9 рубля, в Саратовской – 12,5. Мы сегодня это видели. В Республике Татарстан – 13,4. Но вес, к счастью, больше, поэтому и цена отличается.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это хлеб одной категории, близкий по своему составу, качеству?

Е.СКРЫННИК: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: И надеюсь, купленный почти в одни и те же сроки.

Е.СКРЫННИК: Вчера. Так что ситуация стабильная.

Теперь о тех базовых факторах, их пять, которые определяют ситуацию на нашем рынке. Определяющий фактор – это, конечно же, аномальная засуха в 38 регионах страны.

Вторым важным фактором являются ожидания рынка относительно урожая будущего года, который в значительной степени зависит от проведения сева озимых и яровых культур.

Третий фактор – недостаточный уровень развития конкуренции в некоторых регионах и сегментах рынка, что также отражается на нашем продовольственном рынке.

И четвёртый – географическая удалённость центров производства от центров потребления отдельных видов продукции. Особенно это сказывается в этом году в период засухи, потому что перемещение зерна из южных и сибирских регионов в пострадавшие, конечно же, приводит к увеличению стоимости для потребителей.

Пятый фактор – человеческий. Традиционно и исторически сложившаяся модель поведения населения, которое в условиях появления негативной публичной информации стремится накопить максимальные запасы продовольствия на месяцы. Это приводит к резкому увеличению спроса на продовольственные товары и, как следствие, создаёт условия для искусственного и спекулятивного роста цен. Эти пять факторов оказывают влияние на наш рынок на сегодняшний день.

Для снижения негативного влияния данных факторов реализуется комплекс мер, он направлен на стабилизацию ценовой ситуации, создание необходимых условий для дальнейшего развития производства. И основная цель – не допустить сокращения поголовья крупного рогатого скота, создать необходимые условия для нормального функционирования сельхозорганизаций, пострадавших в период засухи, а также сохранить посевные площади.

Остановлюсь на реализуемых мерах. Дмитрий Анатольевич, если можно, я ещё раз повторю, для того чтобы регионы чётко понимали, что такое бюджетные кредиты, что такое прямые субсидии. Я считаю, что это принципиально важно для наших сельхозорганизаций.

Как Вы уже отметили, Дмитрий Анатольевич, в своем выступлении, Правительством выделено 35 миллиардов. 25 – это бюджетные кредиты сроком на три года, в среднем стоимость их до двух процентов в год. 10 миллиардов – это субсидии на покрытие прямого ущерба, оценку которого Министерство уже завершило по всем пострадавшим регионам. При этом в субъекты уже направлено Министерством финансов 14 800 миллионов рублей бюджетных кредитов, причём в очень короткие сроки, и в этом плане мы благодарны Министерству финансов за оперативную работу и поддержку наших сельхозорганизаций. 10 миллиардов будут перечислены в октябре-ноябре. Таким образом, наши сельхозорганизации могут использовать целевым образом перечисленные средства на приобретение семян, кормов, ГСМ и минеральных удобрений и приступить уже к озимому и в дальнейшем к яровому севу.

Также благодаря Вашему поручению уже решён вопрос по пролонгации краткосрочных инвестиционных кредитов. Постановление Правительства подписано. Пролонгация на три года. Это даст возможность реструктуризировать около 100 миллиардов ссудной задолженности, что также принципиально важно для сельхозтоваропроизводителей.

Принятое решение о запрете экспорта зерна и продуктов его переработки позволило предотвратить возникновение дефицита зерна на внутреннем рынке и также стабилизировало цены.

Проводятся мероприятия по финансовому оздоровлению сельхозорганизаций. Таких организаций 3,5 тысячи.

Д.МЕДВЕДЕВ: У нас 3,5 тысячи организаций, которые сейчас в трудном положении, по Вашей статистике?

Е.СКРЫННИК: Да, в трудном положении в результате засухи. И поэтому перед бюджетом их задолженность составляет 10,3 миллиарда.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это только перед бюджетом или перед другими кредиторами, перед банками?

Е.СКРЫННИК: В основном это налоговые обязательства. И рассрочки по налоговым обязательствам. Это всё через Федеральную комиссию по финансовому оздоровлению сельхозорганизаций.

Также ведётся активная работа по линии Федеральной антимонопольной службы. И в соответствии с законом о торговой деятельности – возможность использовать постановление №530: в случае если на 30 процентов увеличивается стоимость на продукты питания, в течение 30 дней имеется возможность установить предельные уровни розничных цен на срок 90 дней. Эта практика является крайней и ещё не использовалась.

Основными нашими отраслевыми союзами по всем нашим рынкам заключены соглашения и уже подписан меморандум об общих принципах сотрудничества. Направлен он на предотвращение роста цен. Все данные меры оказали позитивное влияние на формирование цены по всей цепочке от поля до прилавка магазина. Принципиально важно, что нам удалось остановить и стабилизировать цены на зерно (потому что был явный скачок), которое является базовым продуктом, определяющим ценовую динамику во всех сегментах продовольственного рынка, прежде всего мяса и молока.

И теперь коротко о ситуации по отдельным продуктам и по рынкам. Что касается зерна, муки и хлеба. По балансам. С учётом прогнозируемого урожая, как Вы уже представили, 60–65 (миллионов тонн) плюс запасы, мы, конечно, с ситуацией справляемся. Уже убрано 43,5 миллиона тонн зерна, Дмитрий Анатольевич, но окончательные балансы будут сформированы в конце ноября. Для обеспечения стабилизации ситуации нам необходимо в следующем году производство не менее 85–90 миллионов тонн. Данную задачу мы считаем выполнимой, для этого планируется провести озимый сев на площади до 18 миллионов гектар и яровой площади на 30 миллионов гектар. Таким образом, если мы обрабатываем 50 миллионов гектар, мы уже выходим на 80 миллионов тонн сбора урожая на будущий год.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это при стандартных погодных условиях?

Е.СКРЫННИК: Даже если будут какие-то критичные изменения, в любом случае кредитные ресурсы у нас для этого подготовлены, ГСМ – также, минеральные удобрения – со скидкой.

Д.МЕДВЕДЕВ: А по горюче-смазочным материалам это решение будет действовать до какого периода?

Е.СКРЫННИК: Необходимо будет на весенний сев, конечно, решение подготовить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Принимать новое?

Е.СКРЫННИК: Да, подготовить. 10 процентов от цены в этом году – важное решение, второй год, кстати, это действует. И общая экономия сельхозтоваропроизводителей составляет более пяти миллиардов рублей на наши сельскохозяйственные работы.

Далее. По ценам на зерно. Цены на зерно и муку последние два года снижались на 30–35 процентов. При этом, Дмитрий Анатольевич, стоимость хлеба выросла на 8–10. Это значит, что прямой зависимости стоимости хлеба от стоимости зерна и муки на самом деле нет. Поэтому рост цен на хлеб в ряде регионов на 10–20 процентов имеет спекулятивный характер.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сколько в стоимости хлеба составляет стоимость муки?

Е.СКРЫННИК: 20 процентов. 20 процентов – затраты на основное сырьё. Цены у нас на муку снижались, но при этом на хлеб они у нас стабильно повышались. То есть зависимости цены на хлеб от цены на зерно нет. Это доказательство.

Для дальнейшего регулирования ценовой ситуации на рынке зерна мы будем также использовать под руководством Правительства интервенционный фонд. Но наше предложение – начинать реализацию с I квартала 2011 года, в тот период, когда будет всё понятно с ценами на зерно – фуражное и продовольственное.

Важным для наших сельхозорганизаций является Ваше поручение по поводу коэффициента 0,5 железнодорожного тарифа для тех регионов, которые пострадали, от 500 километров, а нам необходимо будет перевозить зерно из Сибири и с юга в пострадавшие регионы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но нам нужно это сделать быстро. Правильно я понимаю?

Е.СКРЫННИК: Да, конечно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хотел бы, чтобы Правительство было сориентировано. Предложения доложите мне в трёхдневный срок.

Е.СКРЫННИК: Хорошо. Спасибо.

После совещания в Таганроге, Дмитрий Анатольевич, активизировался рынок зерна, и на сегодняшний день белгородцы уже приобретают фуражное зерно на юге по цене 5 тысяч 900 (рублей). Но в то время, Вы слышали, звучало семь-восемь, и они не могли определиться.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, страшилки звучали уже серьёзные.

Е.СКРЫННИК: Сейчас 5 тысяч 900 с доставкой. Таким образом, вывод следующий: дефицита у нас нет, формируется приемлемый уровень цены для производителей, потребителей с целью снижения присущего отрасли межотраслевого дисбаланса.

По рынку молока. Производства молока в этом году мы ожидаем на уровне прошлого года – 32 700 тысяч, импорт традиционно у нас семь миллионов тонн (на уровне 2009 года), дефицита мы не наблюдаем. Соотношение собственного производства и импорта у нас сохраняется.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сколько у нас сейчас процентов собственное производство получается?

Е.СКРЫННИК: Где-то 68, по-моему.

Д.МЕДВЕДЕВ: Больше получается. 80 процентов тогда…

Е.СКРЫННИК: 85 – это Доктрина продовольственной безопасности.

Д.МЕДВЕДЕВ: Видно, по доктрине всё и нарисовано здесь.

Е.СКРЫННИК: Нет, Дмитрий Анатольевич, всё просчитывали.

Д.МЕДВЕДЕВ: Смотрите, если мы производим в 2010 году, допустим, 32 миллиона 700 тысяч, а импортируем семь, то это как раз одна четверть, это чуть меньше четверти. Так и есть.

Е.СКРЫННИК: Да, где-то под 80.

Нам нужно закрываться на 90 по Доктрине продовольственной безопасности, но, к сожалению, из-за засухи мы не выполним эти показатели.

По цене. За год закупочные цены у сельхозорганизаций выросли на 35 процентов. И в настоящий момент они составляют в среднем по России 12 рублей 74 копейки, что соответствует уровню 2007–2008 годов и обеспечивает приемлемый уровень рентабельности для того, чтобы отрасль оставалась инвестиционно привлекательной.

Что касается потребительских цен, то за последние два года цена находилась на уровне 26–28, на сегодня она выросла до 28,95, и мы видели, что даже есть молоко по 24, по 26. Поэтому в соответствии с проведённым нами анализом в структуре розничной цены доля молока составляет 40 процентов, остальное приходится на переработку, логистику, торговлю. И дефицита мы также не наблюдаем.

По мясу. Несмотря на то что этот рынок является чувствительным к зерну, уровень рентабельности в отрасли (в птицеводстве и свиноводстве) у нас составляет около 20 процентов, что позволяет не допустить существенного роста розничных цен на мясо и мясопродукты. По итогам года мы идём с плюсом на восемь процентов в объёме производства по рынку мяса в живом весе, действуют эффективные меры регулирования внутреннего рынка, таможенно-тарифные меры, поэтому ситуация на рынке у нас стабильная и значительного повышения цен на мясные продукты нигде не отмечалось.

По сахару. Засухе у нас подверглись 17 из 27 регионов, которые производят сахарную свёклу, но благодаря разработанной в прошлом году отраслевой программе развития свеклосахарного подкомплекса, а также таможенным мерам, и плюс мы увеличили на 30 процентов посевные площади, мы с ситуацией справляемся и произведём 20–22 миллиона тонн сахарной свёклы. В прогнозе у нас стояло 24, но мы всегда используем сахар-сырец. И так как у нас существуют эффективные меры таможенно-тарифного регулирования, повышения мы не отмечаем и не прогнозируем. Поэтому сахаром мы будем обеспечены полностью, повышения цен в прогнозе у нас не просматривается в соответствии с нашим балансом.

Таким образом, уважаемый Дмитрий Анатольевич, в соответствии с объёмами производства сельскохозяйственной продукции, в соответствии с балансами, дефицита продовольствия у нас нет, цены стабильные. Повышение цен связано со спекуляцией. Экономической основы под этим ростом мы не видим.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Спасибо, Елена Борисовна.

Давайте послушаем наших коллег. У нас сегодня президиум Госсовета, поэтому соответствующий содоклад у Рустама Нургалиевича Минниханова – Президента Татарстана.

Р.МИННИХАНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги, приглашённые!

За короткий срок члены рабочей группы выработали согласованные предложения. Анализ ситуации, представленный в Вашем вступительном слове, а также в докладе Министра сельского хозяйства Елены Борисовны, это приоритеты в нашей дальнейшей работе. Члены рабочей группы полностью разделяют Вашу позицию: в России нет объективных оснований для значительного роста цен на продовольствие. К сожалению, в ряде мест есть ажиотажный спрос, кое-где и спекуляция. В первую очередь это обусловлено ожиданием дефицита ряда продовольственных товаров в связи с засухой. Однако реальных причин для роста цен на хлеб, молоко, другие продукты питания первой необходимости нет.

Приоритетный национальный проект развития АПК, начатый ещё под Вашим, Дмитрий Анатольевич, руководством, является основой нашей сегодняшней уверенности. Особенно отмечу, что этот проект стал локомотивом для устойчивого развития села, решающим фактором стабильного обеспечения потребительского рынка качественными продуктами питания.

Касательно нашей республики, я хотел бы перечислить несколько цифр в связи с этим национальным проектом. Реконструкция и строительство – 272 крупных животноводческих комплекса, из них 199 – это молочные комплексы, 18 свинокомплексов, 7 птицеводческих и 48 – по производству говядины. И, конечно же, каждая реконструкция и строительство – установка самого современного оборудования. Завоз из-за рубежа через «Росагролизинг» 16 тысяч племенных нетелей и 6,5 тысячи свиноматок, позволивших довести до 20 процентов племенное ядро.

Внедрение современных индустриальных энергоресурсосберегающих технологий и техники в растениеводстве с использованием широкозахватных посевных и почвообрабатывающих комплексов на базе энергонасыщенных машин и механизмов. Всего за это время комбайнов, тракторов и современной кормоуборочной техники приобретено сельхозпроизводителями 5,5 тысячи единиц.

Ну и социальный аспект. 6621 семья на селе получили жильё по этой программе.

Всего в модернизацию АПК по республике за это время вложено более 100 миллиардов из различных источников.

Результаты. Нам удалось увеличить производство сельхозпродукции на 23 процента. В первом полугодии текущего года рост составляет 5,2 процента. Мы исходим из того, что наше население при любых условиях должно быть в полном объёме обеспечено качественной и доступной по цене продукцией. Именно на это нацелена наша антикризисная программа текущего года.

Год был сложный, и Вы об этом тоже сказали, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Валовой сбор зерна составил у нас 700 тысяч (это почти в шесть-семь раз меньше среднегодового уровня) и обеспеченность грубыми сочными кормами на уровне 70 процентов. В этих условиях наша главная задача, которую мы поставили, – сохранить поголовье как общественного, так и скота в личном подворье. Всего у нас поголовье достаточно большое – 1,2 миллиона голов крупного скота, 743 тысячи свиней, 416 тысяч овец и коз и 13,6 миллиона голов птицы. Дефицит у нас – миллион тонн грубых, сочных кормов и 1,6 миллиона тонн зерна на кормовые цели. Также для полного обеспечения населения необходимо завезти до 50 тысяч тонн картофеля и 100 тысяч тонн сахарного песка.

Д.МЕДВЕДЕВ: Рустам Нургалиевич, а дефицит этот по грубым и по сочным кормам как вы будете покрывать?

Р.МИННИХАНОВ: Я доложу. Сегодня идёт активная работа по всем этим направлениям, работают более 200 бригад в разных местах за пределами Республики, уже заготовлено 500 тысяч тонн. 250 тысяч тонн уже мы завезли и завезли уже 90 тысяч тонн зерна, купили, завезли пять тысяч тонн картофеля. И эта работа продолжается.

Что касается сева озимых. До 10 числа мы завершим сев, 600 тысяч гектар озимых мы посеем, здесь у нас сомнений нет. Дождь есть, удобрения есть, топливо есть.

Хотел бы, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить президиум Правительства Российской Федерации за оперативное принятие решения о выделении пострадавшим регионам финансовых и кредитных ресурсов. Первый транш кредита мы получили, большое спасибо, это большая поддержка. На постоянном контакте мы работаем с Виктором Алексеевичем [Зубковым] и Еленой Борисовной [Скрынник], все вопросы мы в рабочем порядке снимаем.

Какие выводы мы сделали для себя? Прежде всего в нашей работе необходимо учитывать роль науки и рекомендации учёных по возделыванию засухоустойчивых культур, сортов и гибридов, использовать влагосберегающие и ресурсосберегающие технологии обработки почвы. Мы специально провели семинар-учёбу, собрали всех учёных, начиная от руководителей кончая агрономами, специалистами. И год засухи показал, что снижение рисков – это усиление работы в области мелиорации. Мелиорация у нас была задействована в основном на овощи, поэтому у нас по овощам проблем нет, а по картофелю, как я сказал, мы приняли решение, уже начали программу, будем возделывать на поливе, что позволит нам снизить риски засухи.

Следующая наша программа – кормовые культуры. Там, где у нас крупные животноводческие комплексы, мы будем использовать полив и на кормовые культуры.

Полностью поддерживая меры, предложенные в докладе уважаемой Елены Борисовны, хочу обратить внимание на те позиции, которые можно и нужно решать на местах в регионах. Стабильность рынка во многом зависит от наличия продукции. И только если эта продукция местного и российского производства, мы можем с уверенностью говорить о её качестве и доступности.

Наряду с развитием крупных животноводческих комплексов нужно внимательно отнестись к личному подворью граждан. Именно здесь производится половина сельскохозяйственной продукции, а по некоторым видам до 80 процентов.

Что касается нашей работы в республике в этом направлении, благодаря мерам, принятым Правительством Российской Федерации, у нас в республике каждая шестая сельская семья (это 52 тысячи семей) получила субсидированные кредиты. Сумма – 11 миллиардов рублей. По программе самозанятости, которая тоже была принята Правительством Российской Федерации, 23 тысячи семей получили субсидии на открытие собственного дела. Это 1,4 миллиарда рублей. В дополнение к федеральным мерам мы компенсируем 50 процентов стоимости, каждый год пять тысяч супоросных свинок и овцематок мы выделяем для населения и субсидируем 50 процентов стоимости. Кроме того, 50 процентов субсидируем для личного подворья при покупке техники и оборудования.

Хорошие результаты показал проект «Лизинг-грант» – совместный наш проект с Министерством экономического развития. В прошлом году этих грантов было 700, 50 на 50 мы финансировали этот проект, 700 лизинг-грантов. Часть из них – 300 тысяч, часть – один миллион. Из них более 600 мы выделили для личного подворья на сельской местности, и они на самом деле успешно работают.

По примеру Мордовии и Ульяновской области работаем по строительству высокотехнологичных семейных ферм. В текущем году для сохранения дойного стада в личном подворье оказали помощь в виде зернофуража на сумму 4 тысячи 131 рубль на каждую корову. Подписали соглашение, что они поголовье сохранят, и получили зернофураж. Всё это уже реализовано.

Что необходимо сделать, чтобы улучшить работу личного подворья? Организовать заготовку продукции и обеспечить доступ её производителя на рынки. Для решения первой задачи необходимо создать потребительские кооперативы, эта работа ведётся и наиболее эффективно получается на базе потребительской кооперации. И второе – надо создавать агропромышленные парки, рынки и дать возможность личному подворью реализовывать свою продукцию. Не секрет, что это непростая задача – прийти и попробовать свою продукцию продать, никто тебя не ждёт. Неделю назад мы открыли такой агропарк в Набережных Челнах. Если всё получится, такой агропромпарк мы планируем строить в Казани. С Эльвирой Сахипзадовной мы этот вопрос обсуждали, и, конечно же, у нас мечта построить такой парк в Москве. В Москву прорваться невозможно. Такая работа ведётся. Мы готовы построить и обеспечивать напрямую продукцией от производителей Москву. Предварительно мы и с Министерством проговаривали, и с руководством Москвы. Пока понимание есть. Как дальше будет, посмотрим.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понимание есть, желания – нет.

Р.МИННИХАНОВ: Желание у нас есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: У вас – да.

Р.МИННИХАНОВ: Да. Но нашего желания, я думаю…

Д.МЕДВЕДЕВ: Маловато здесь.

Р.МИННИХАНОВ: Должно хватить. Мы должны победить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ладно. Хорошо, поможем вам.

Р.МИННИХАНОВ: Я поэтому и обращаюсь к Вам, уважаемый Дмитрий Анатольевич.

Важную роль для стабилизации продовольственного рынка выполняют ярмарки выходного дня, где товаропроизводители реализуют продукцию по приемлемым ценам без посредников. Таким образом сбивается и ажиотажный спрос, и спекуляция. В текущем году мы эти ярмарки начали с 7 августа. Есть график проведения по всем городам республики до конца года.

Также я хотел бы остановиться на том, какую значимую роль мы отводим нашему региональному продовольственному фонду. Мы ежегодно закупаем до 400 тысяч тонн зерна. На лето, на это время, 200 тысяч тонн зерна в этом фонде есть. Мы этот фонд используем для регулирования цены на хлеб. Когда видим, идут какие-то перекосы, мы включаем этот механизм.

Федеральный интервенционный фонд служит для этого и может решать эти задачи. Уверен, что эти и другие меры послужат насыщению рынка доступной и качественной продукцией, что немаловажно, сохранят уклад сельской жизни. Люди имеют работу, закрепляются на селе. Это очень важно.

Несколько слов, если позволите, по поводу законодательных актов, регулирующих рынок продовольствия. Об этом было сказано. Но путь, который определён в этих нормативных актах, такой, что после месяца мы можем оказаться в такой ситуации, что будет поздно. Я не знаю, законодательно возможно или нет, но так как спрос с нас, Дмитрий Анатольевич, некие полномочия в этом плане можно передать субъектам исполнительной власти Российской Федерации.

Д.МЕДВЕДЕВ: Какие, например?

Р.МИННИХАНОВ: В частности, то, что было сказано: если идёт завышение цены, только федеральное Правительство принимает решение через месяц.

И второе. Было сказано: эффективная форма соглашения между производителями, торговыми организациями. Но здесь мы вступаем в некое противоречие с антимонопольной службой. В любом случае эта форма должна быть эффективной, мы её должны использовать. Никуда мы от этого не денемся. Такая форма была, она несколько скрыта. Здесь антимонопольная служба должна понимать, что мы хотим, наоборот, стабилизировать рынок.

И ещё предложение. Правительству Российской Федерации (я обращаюсь, как пожелание) очень взвешенно рассматривать вопросы регулирования экспорта и импорта, так как любая ошибка при таможенно-тарифном регулировании, квотировании ввоза и вывоза продовольственных товаров может негативно отразиться на отечественных сельхозпроизводителях. Это реально так.

В завершение своего выступления хочу отметить, что целостная, эффективная система мер по регулированию внутреннего продовольственного рынка будет зависеть от мониторинга и внимания как федерального, так и регионального уровней власти.

Доклад окончен. Благодарю за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Рустам Нургалиевич.

Несколько позиций, которые Вы обозначили. Вы говорили про то, что показал этот год, те очень тяжёлые погодные условия, в частности, по отдельным видам сельхозпродукции. И здесь нам нужно обратиться всё-таки к нашему опыту и к нашей науке. Мы часто её ругаем вообще, нашу аграрную науку, потому что она, может быть, действительно отстала и долгое время не развивалась, но тем не менее у неё есть достижения, и серьёзные достижения.

Я сейчас на рынке был, человек картошкой торгует, везде картошка плохая из-за засухи, а у него нормальная, вполне приличная. Он говорит: «Знаете, почему? Потому что это наш сорт». Сажают чёрт знает что, сажают всякие латиноамериканские сорта, ещё какие-то. Они хорошие, вкусные, но они у нас в определённых случаях не выдерживают – просто другой состав почвы, другой климат. Поэтому нужно к этой проблеме обратиться.

Теперь по самим рынкам, о которых Вы говорили абсолютно справедливо, и ярмарках. Это действительно абсолютно правильная форма работы. И желательно, чтобы крупные сельхозрегионы присутствовали в мегаполисах наших – в Москве, в Санкт-Петербурге и в других местах, где более бедные аграрные условия, поэтому наши губернаторы должны там создавать условия для вас. А то я посмотрел, на этом же самом рынке, который действительно хороший, люди говорят: «Да, всё здорово, всё великолепно, потому что цены нормальные». Но, я думаю, если бы там москвичи сейчас побывали, они просто в обморок упали бы от этих цен: раз в пять, а то и в семь ниже, чем в Москве. Понятно, что есть транспортировка, есть инфраструктура, но всё-таки такой разницы быть не должно. И при желании можно наладить такие поставки, которые будут создавать гораздо более благоприятные условия, даже для торговли в крупных городах.

Ну а по личному подворью, по потребительским кооперативам, естественно, я эту тему поддерживаю. Но здесь я хотел бы обратить внимание нашего Минсельхоза вот на что. Когда я ещё в Правительстве работал, мы там даже давали некие целевые задания по созданию потребкооперации. Мы выполнили их? Мы всё время говорили, что это нужно, это важно, но загонять-то невозможно в кооперативы людей. Должны быть какие-то стимулы для того, чтобы потребительская кооперация развивалась. Что сделано в этом направлении?

Е.СКРЫННИК: Дмитрий Анатольевич, в тот период все показатели выполнены, но по-прежнему продолжаем работать в этом направлении.

Д.МЕДВЕДЕВ: А сколько у нас всего потребкооперативов в стране? Есть цифра какая-то?

Е.СКРЫННИК: У нас есть здесь наш представитель…

Д.МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, сколько у нас потребительских кооперативов?

РЕПЛИКА: В системе Центросоюза три тысячи потребительских кооперативов. Есть ещё сельскохозяйственные потребительские кооперативы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но ведь есть не только система Центросоюза. В общей сложности сколько это?

РЕПЛИКА: Сельскохозяйственных потребительских кооперативов, по данным статистики, около шести тысяч.

Д.МЕДВЕДЕВ: Около шести тысяч. И в системе Центросоюза ещё три тысячи. Это не много для нашей страны, потому что мы же понимаем, что в некоторых кооперативах может быть всего по 20–30 участников, а у нас на селе живёт треть населения государства.

В общем, эту работу надо продолжить.

Е.СКРЫННИК: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Может быть, как это ни банально, но снова какие-то задания поставить.

Е.СКРЫННИК: Хорошо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Разумные, конечно.

Всё, коллеги, переходим к вольной дискуссии, к обмену мнениями. Поэтому я буду предоставлять слово тем, кто хочет высказаться, из числа руководителей территорий, из числа представителей бизнеса, естественно, руководства Правительства Российской Федерации.

Пожалуйста.

П.ИПАТОВ: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые члены президиума, приглашённые!

Я, во-первых, благодарю, что приехали, и мы рады принимать вас здесь, на саратовской земле.

Ситуация с зерновыми, конечно, в этом году очень тяжёлая: засуха второй год подряд. Но те меры, которые принимаются по засухе отдельно, я на них не останавливаюсь, потому что здесь, в общем-то, речь идёт о регулировании рынка сельхозпродуктов. И здесь бы я на некоторых моментах остановился.

В Саратовской области сегодня потребительская корзина самая низкая в Российской Федерации. Это идёт фактически второй год. И это следствие того, что за последние годы благодаря нацпроекту в сельском хозяйстве и благодаря реализации государственной программы развития сельского хозяйства и рынков сельхозпродукции всё-таки сельхозпроизводители Саратовской области значительно укрепились. Мы имеем сегодня, за исключением опять же зерна, по прошлому году рост более 105 процентов, по этому году – 105 процентов, семь месяцев, и фактически от трёх до пяти процентов – мясо, молоко, яйца. Это стало возможно благодаря, я считаю, системной работе прежде всего федерального Правительства и федерального Минсельхоза, ну и софинансирования той деятельности, которую мы ведём, региональные руководители. Дефицита продовольствия за счёт этого нет. Больше того, эффективные технологии, современная техника и в растениеводстве дают результат, с оговоркой опять же – кроме этого года. Но и применение в животноводстве – это молоко. Мы сегодня строим фермы начиная от 100 голов и кончая мегафирмами в четыре тысячи голов. Все это технологии европейские, и сегодня эти инвестпроекты идут, потому что мы за счёт системной поддержки, добавки к федеральной структуре, даём ещё своё. Мы для строителей новых ферм даём четыре рубля на литр. Для тех, кто в личных подсобных хозяйствах сдаёт молоко, даём два рубля. Там ещё несколько, я всех градаций не называю, и это запустило определённый механизм, который сегодня стабильно работает. И, конечно, мы сегодня ставим задачу сохранить эту систему. Мы в этом году не свернули ни одного проекта по строительству ферм. В этом году мы, в общем-то, с большим, конечно, трудом, но грубые корма заготовили. Не буду долго рассказывать, это сложно было, но сегодня недостаточно фуража. Мы тоже 360 тысяч тонн сегодня не имеем. Хорошо, что рынок сейчас всё-таки как-то начал по фуражу действительно «садиться». И мы считаем, что за счёт той поддержки, которая была в виде бюджетных кредитов (спасибо Минсельхозу, мы получили в полном объёме деньги), мы ожидаем сейчас дотацию на выравнивание, что должно идти. Это, в общем-то, всё говорит о том, что, конечно, никакого голода нет. Больше того, эффективность в животноводстве у нас не падает семь месяцев, мы надеемся сохранить и поголовье, которое у нас растёт: и крупный рогатый скот, и свиньи, и овцы, и птица.

Но что здесь хотелось сказать? Если это крупное хозяйство… Вот мы были сегодня, Дмитрий Анатольевич, в «Трудовом», он прямо сказал: у него нет проблем с кормами, у него орошение работает, у него сегодня такая соя растёт, что дай бог всем такую иметь. У него задача сегодня расширить пять тысяч гектар. Собственно, мы сегодня крупные фермы строим именно там, где есть обеспеченность кормами, чтобы свести к минимуму риски, связанные с таким неустойчивым климатом. Поэтому с точки зрения первой составляющей – обеспечить сельскохозяйственной продукцией, с этим вроде всё благополучно.

Действительно, в условиях сегодняшнего рынка есть ажиотаж, люди, особенно старшего поколения, конечно, может быть, перестраховываются. Но мне представляется, что необходимо всё-таки рядом мер добиться стабилизации цен на продовольственном рынке. То, что коллега Рустам Нургалиевич говорил. Конечно, ярмарки выходного дня мы каждую субботу проводим в Саратове, в центре, в каждом районе. Цены на овощи в два раза ниже, чем в коммерческих рынках и в торговой сети. Всё остальное продовольствие, что пока по температурным условиям, конечно, можно продавать на ярмарке, там пока мяса нет, на 30 процентов. Поэтому это альтернативная торговля. У нас объём продаж на государственном рынке «Юбилейном», где мы сегодня были, и объём продаж на ярмарках соизмеримый со всеми торговыми сетями, то есть это приличные объёмы, не просто какая-то добавка. Это соизмеримо со всем, чем торгуют сети. Этим способом мы всё-таки действительно стабилизировали цены на продовольствие.

Отдельные факты, когда у нас гречку вывезли… Дмитрий Анатольевич сказал, мы разберёмся с этим вопросом. Мы видим, что и наши хлебопёки начали обосновывать, что им надо бы повысить цену. Но тем не менее это взаимоотношение между властью и сельхозбизнесом, когда мы системно их поддерживаем, и в этих условиях они отвечают, в общем-то, тем же (они вывозят продукцию по себестоимости плюс транспорт), я считаю, за счёт этого мы, конечно, смогли отрегулировать цены.

Конечно, есть административные механизмы. Мы задействовали здесь и ФАС на территории. Она достаточно эффективно работает. Хотя тоже вначале был такой случай, о чём говорил Рустам Нургалиевич. Когда мы начали собирать хлебопёков и говорить, что нет основания для повышения цен на хлеб, ФАС нам говорит: а что это за сговор? почему вы сговор устраиваете по стабилизации цен? Это вообще звучит абсурдно, но это прозвучало. После того как мы руководителю региональной ФАС сказали: если будет стоять так вопрос, это политически неправильная постановка, мы вынуждены в Москву… Пришли и извинились, сказали: да, сотрудник политически неграмотный, так скажем. Такие факты тоже были. Сегодня нормально работа идёт.

Прокуратура. Прокуратура очень активно занимается в области сейчас и проверкой цен, проверкой выполнения нормативных актов. МВД. То есть весь, скажем так, репрессивный аппарат, который должен, как говорится, не дремать, он задействован. В целом комплекс этих мер, я считаю, и позволяет сегодня нам быть уверенными, что цены резко (я считаю, что даже 10 процентов – это уже резко, хотя в законе о торговле 30 процентов, достаточно большой люфт стоит), комплекс этих мер позволяет нам эти цены держать стабильными.

Ну и, конечно, люди. Я на ярмарки хожу раз в две недели лично. И на рынок хожу раз в две недели. Люди, конечно, несколько нервничают. Это видно. Июнь ещё был спокойный: ходят, покупают размеренно. Сейчас приходят и начинается, даже на ярмарке, уговариваешь: «В следующую субботу придите и купите». – «Нет, мы хотим сейчас».

Разъяснительную работу ведём. Мы и в СМИ ведём, и в газетах ведём. Достаточно много пишем об этом сейчас. Я думаю, что лишним не будет, если показать реальное состояние дел и сельхозпродукции, и те меры, которые принимает Правительство.

В общем-то, то, чем мы могли, как говорится, мы поделились сегодня с нашими коллегами, что сделали.

Дмитрий Анатольевич, спасибо за эту тему, потому что люди ждут чёткой постановки вопроса на ближайшую перспективу.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Павел Леонидович. Я абсолютно с Вами согласен, люди ждут информации. Она очень разная приходит, поэтому то, что сегодня мы здесь с Вами обсуждаем, это важно. Я подписал поручение, как сказал, по возможности установления тарифа. Информирую всех. Поручение – Путину. «В целях исключения возможности возникновения дефицита зерна проработать вопрос временного установления исключительных льготных тарифов с коэффициентом 0,5 на перевозку зерна железнодорожным транспортом, а также продуктов его переработки и семенного материала в регионы, пострадавшие от засухи в 2010 году, из Южного, Северо-Кавказского и Сибирского федеральных округов». Срок – 7 сентября. Реализуйте.

Пожалуйста. Давайте, коллеги, выступайте.

А.ВИННИКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые участники заседания президиума!

Я представляю дальневосточные территории, Дальневосточный федеральный округ. И хотя Дальнего Востока, к счастью, в такой мере не коснулась та беда, которая произошла в Центральной России, тем не менее обстановка достаточно сложная в сельском хозяйстве. Потому как тоже была, во-первых, очень затяжная весна, нам не удалось в полном объёме выполнить посевные работы и засеять те площади, которые планировались изначально. Затем также в конце июня и в начале июля была сильная засуха в течение практически трёх недель, температура доходила до 40–42 градусов. В результате практически зерновые культуры урожая в этом году не дали. В среднем в лучшем случае, если мы соберём где-то порядка 5,3 центнера с гектара, наверное, это будет тот результат, который в этом году, к сожалению, получился.

Сегодня, к сожалению, Дальний Восток не производит хлебопекарного зерна, и весь объём хлебопекарного зерна и муки в регион ввозится. Поэтому для нас очень важно, чтобы поручение, которое Вы сейчас зачитали, распространялось и на поставку хлебопекарной продукции, я имею в виду зерна и муки, и по поставкам на Дальний Восток.

Д.МЕДВЕДЕВ: Дело-то вот в чём. Это поручение у нас связано с неурожаем и с необходимостью обеспечить кормами предприятия животноводства, которые пострадали. А применительно к Вашему региону в чём смысл распространения этого поручения?

А.ВИННИКОВ: Дело в том, что это тоже стабилизирует цены на зерно.

Д.МЕДВЕДЕВ: А они сейчас растут у вас?

А.ВИННИКОВ: На сегодняшний день они ещё не растут, потому что пользуемся пока теми запасами, которые завезены.

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр Аронович, нужно обеспечить стабильную ситуацию, потому что это исключительная мера. Конечно, я ещё готов подумать над какими-то нюансами, но цель этого поручения немножко в другом.

А.ВИННИКОВ: Вторая часть проблемы состоит в том, что мы сегодня вынуждены будем завозить значительное количество зернофуража. Только для нашей небольшой области, для животноводства, необходимо более 25 тысяч тонн завезти. Если мы рассчитывали ранее взять это зерно в соседней Амурской области, то сегодня та ситуация, которая складывается в Амурской области, прошедшие в последнее время ливневые дожди, практически сводит на нет этот вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть вам в Амурской области не взять зерно?

А.ВИННИКОВ: Практически зерно семенное не взять точно.

Д.МЕДВЕДЕВ: А фуражное?

А.ВИННИКОВ: Фуражное, возможно, наберём, но пока они ещё не готовы нам сказать, потому как ещё свой баланс они тоже до конца не свели.

Соответствующие заявки нами поданы тоже в Министерство сельского хозяйства. Поэтому мы бы хотели, по крайней мере, в ближайшее время иметь ясность, где, откуда нам это зерно закупать, у кого, потому что я так понимаю, что общий баланс зерна сводит Министерство сельского хозяйства. И не хотелось бы, чтобы мы какими-то партизанскими методами закупали это зерно.

Хочу сказать о том, что, несмотря на непростые погодные условия, которые, к сожалению, и сейчас продолжаются у нас на Дальнем Востоке, это действительно сильные ливневые дожди, тем не менее нам удалось уже сегодня в достаточном количестве заготовить корма, сено, идёт заготовка силоса сегодня. Поэтому особых, скажем так, опасений о том, что зима может быть голодная для животноводства, у нас нет. Если мы решим ещё вопрос, а я уверен, что мы его решим, по завозу фуражного зерна, потому что финансовые резервы мы сегодня сделали, мы намерены продотировать сельхозтоваропроизводителям до 30 процентов стоимости фуражного зерна для закупки и примерно в таком же объёме продотируем цены на закупку семян. Мы считаем, что эти меры позволят подготовиться к новой посевной будущего года. Сегодня мы особое внимание уделяем подъёму зяби, соответственно, чтобы не повторить то, что произошло в этом году, то есть когда не успели площади посеять. Сегодня у нас есть достаточно хорошие виды на урожай сои. Мы рассчитываем, что он будет в среднем по области, я думаю, не менее 15–17 центнеров с гектара. Это позволит крестьянам поправить своё финансовое положение в этом году. И за счёт этого мы рассчитываем, может быть, даже без обращения в банки приобрести фуражное зерно и семенной материал.

Поэтому мне кажется, что те меры, которые сегодня были обозначены в выступлении Елены Борисовны, абсолютно оправданны и способны повлиять на стабилизацию ситуации на продовольственном рынке, безусловно, при активном участии нашем и постоянном контроле. Я думаю, что необоснованного роста цен на продовольствие мы в регионах не допустим.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Есть предложение бизнесу дать высказаться, чтобы у нас разговор был более многоплановым, а то в основном представители власти выступают. Давайте, коллеги. Пожалуйста.

А.ДАНИЛЕНКО: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Считаем, что такой формат очень важный, потому что и от Вас, и от многих прозвучало, что самое главное сегодня – это информация, притом объективная информация. Объективно то, что очень многие предприятия в стране пострадали, но точно так же объективно, что сегодня мы ощущаем, что делается абсолютно всё возможное на государственном уровне, чтобы оказать поддержку в рамках реальных возможностей.

Сегодня абсолютно точный был доклад Министра по ситуации и по молоку. Но я просто хотел бы усилить акценты в чём? По молоку. Несмотря на то что жара могла бы привести к сокращению объёмов производства на 15–20 процентов, технологически просто эта жара влияет на коров так, что они могли бы потерять 15–20 процентов продуктивности. Мы не потеряли в объёмах производства. Это означает, что современные технологии работают, и то, что делалось последние пять лет, дает определённый конкретный результат.

Что же касается ажиотажа вокруг молока, у нас увеличивается устойчиво потребление молока и молочной продукции в России и сейчас более чем на 10 процентов. Что это означает? Оно доступное.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да. Качество жизни растёт.

А.ДАНИЛЕНКО: Ведь вопрос заключается в чём? Конечно же, у некоторых, когда видят рост потребления, возникает вопрос: как бы здесь подзаработать дополнительно денег? Поэтому важно, чтобы была именно объективная информация на рынке. Я сам как предприниматель только два года назад начал заниматься национальным союзом производителей молока. Вначале у меня лично было очень скептическое отношение к эффективности такой работы. И могу сказать, Дмитрий Анатольевич, сегодня откровенно: саморегулирующиеся организации работают и могут работать. Более того, Вы говорите о малом и среднем бизнесе. Как раз как им представить свои интересы перед государством, перед руководством государства? Через саморегулирующие организации.

Сегодня я могу откровенно сказать, что Минсельхоз создал для нас беспрецедентные условия взаимодействия различных отраслевых союзов. Мы общаемся, но на каждодневной основе обмениваемся информацией, даём объективную информацию. Поэтому это партнёрство государства и бизнеса через саморегулирующие общественные организации считаю очень важным. И очень важно нас максимально привлекать, но и в разумных пределах давать определённые полномочия, которые будут давать возможность бизнесу верить в наши возможности, верить в наше взаимодействие.

Конечно же, можно к засухе относиться как к беде, а можно как к положительному явлению с точки зрения того, что мы выявили слабые технологические стороны, слабые управленческие стороны. Сегодня можем сделать много выводов, и важно этим воспользоваться.

Более того, Дмитрий Анатольевич, ажиотаж вокруг цен – для меня позитив в каком смысле? Беда консолидирует. Мы с торговлей начали сейчас взаимодействовать более плотно, чем когда-либо раньше, с другими отраслевыми союзами, потому что мы сами переживаем за потребителя. Нам нужно сохранить этого потребителя. Чем больше он потребляет нашей продукции, тем лучше. Соответственно, нам важно, чтобы были стабильные цены, стабильные объёмы поставок. Мы заинтересованы в стабильности цен и в стабильности ситуации. Конечно, важно, чтобы ФАС правильно понимала нашу консолидацию. Мы не хотим регулировать цены. Мы хотим, чтобы были объективные условия, объективная информация и чтобы у нас было взаимодействие с государством, чтобы государство понимало ситуацию и верило в наши возможности сохранять и выполнять правила игры. А государство уже вступает тогда, когда начинаются некоторые спорные моменты, где нужно мнение третейских судей.

В общей сложности хотелось сказать, Дмитрий Анатольевич, легко критиковать сидеть, но в целом меры работают. Конечно же, хочется, чтобы был мониторинг, чтобы мониторинг продолжался, чтобы он был максимально объективным. Но в целом основной посыл сегодня такой: мы обеспечим страну продовольствием, мы будем наращивать эти объёмы, мы будем модернизироваться, мы будем учитывать все свои ошибки, признавать их, сами себя критиковать, но просим, чтобы государство нас, саморегулирующие организации и бизнес, активно, ещё более активно привлекало к взаимодействию и работе. Я считаю, что это очень важно для развития всех уровней – и малого, и среднего, и тех же ЛПХ, если будет такое взаимодействие. Поэтому такой формат считаем очень полезным и очень благодарны, что Вы пригласили нас на совещание такого высокого уровня, потому что вопрос крайне важный для всех.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста.

П.СКУРИХИН: Спасибо большое, уважаемый Дмитрий Анатольевич.

Во-первых, хотел бы присоединиться к сказанному Андреем Даниленко относительно того, что этот формат общения, конечно, очень важен, и поблагодарить Вас за то время, которое Вы выделяете для такого общения. Союз зернопроизводителей объединяет, наверное, наиболее пострадавших на сегодня сельхозпроизводителей от этой аномальной засухи. И те решения, которые уже озвучены, те решения, которые были приняты, и предложения, которые высказала Елена Борисовна в своём докладе, конечно, мы можем только поддерживать. Это касается и понижающего коэффициента на перевозки зерна в пострадавшие регионы. То, о чём было сказано в докладе Елены Борисовны, что в понедельник был подписан меморандум о взаимодействии между отраслевыми союзами, направленный на стабилизацию цен на рынке продовольствия, я думаю, что это первый важный шаг для того, чтобы начать действительно открытый диалог и сделать ценообразование в ряде отраслей на самом деле прозрачным. Когда цены на зерно падали весь прошлый год, мы видели, что аналогичного снижения цен на хлеб не происходило. И надо разобраться в причинах и сделать эту ситуацию просто более публичной. Я уверен, что меморандум, который был подписан при непосредственной поддержке Министра, будет первым и самым важным шагом в этом направлении.

Хотел бы поддержать озвученное решение о переносе реализации зерна интервенционного фонда на весну, поскольку сейчас предложение зерна на рынке существует, и на самом деле действительно по-хозяйски сберечь этот запас на весну, когда будет окончательно ясна ситуация с потребностями в каждом из регионов.

В то же время сегодня мы приступаем к уборке в Сибири. И в Сибири достаточно серьёзно переполнены элеваторы зерном как раз интервенционного фонда. Может быть, подумать над тем, чтобы уже сейчас перевезти это зерно интервенционного фонда в те регионы, в которых, очевидно, будет потребность. Может быть, это Москва, может быть, это Санкт-Петербург, для того чтобы освободить элеваторы в силу того, что не реализовывать это зерно на рынке, но перевезти его в места потребления, где оно будет востребовано. Если будет влажная осень, то мы можем определённую часть урожая потерять, потому что элеваторы сегодня переполнены зерном как раз в Алтае, в Новосибирской области и в Омской области. А уборка там стартует, буквально через пять дней уже будет массовая уборка зерна. И с учётом того, что, так же как у коллег с Дальнего Востока, у нас была очень затяжная весна, фактически у нас уборка, скорее всего, уйдёт на октябрь – тогда, когда уже, скорее всего, будет снег.

Хочу сказать также о том, что мы видим, что посевная озимых проходит в условиях дефицита влаги. Поэтому, безусловно, очень важно выполнить сегодня объёмы по посевной озимых, для того чтобы заложить основу урожая следующего года, поскольку такого переходящего запаса, который у нас есть в этом году, может в следующем году у нас не оказаться. И для нас действительно очень важно сохранить площади сева. Но, учитывая условия сева, учитывая, что мы сеем фактически в сухую землю, как говорили старики: «Сей в золу, но в пору», мы стараемся сеять в золу, но в пору. Но, возможно, надо будет что-то пересевать. И поэтому очень важно подготовиться в течение зимы к увеличению площади ярового сева, на наш взгляд, поскольку это потребует дополнительной техники как посевной, так и уборочной. Период уборки, вместо того что он будет растянут (мы сначала убираем озимые, потом убираем яровые), он, скорее всего, будет более концентрирован, и потребуется больше техники, потребуется больше семян для ярового сева. И мы, Союз зернопроизводителей, подготовили баланс по поручению Минсельхоза, по поручению Министра, и мы видим, что может быть определённый дефицит семян, которые необходимо в течение зимы подготовить. У нас есть для этого время. И просто нужно действительно уделить этому внимание.

Кроме того, может быть, есть смысл подумать, понимая, что нам важно будет сохранить объёмы производства зерна и экспортный потенциал на следующий год, действительно максимально провести яровой сев. Может быть, есть смысл создать те или иные экономические стимулы для производителей зерна, обозначив важность того, что государство ждёт от них, что зерно это будет произведено. Может быть, использовать механизм Объединённой зерновой компании как государственного оператора и заключить некие форвардные контракты, сформировать заказ по какой-то такой заведомо интересной цене, понимая, что весной, возможно, она будет достаточно высока, но если мы её поставим на уровне, предположим, четыре тысячи рублей за тонну (понимая, что это будет интересно и для производителей зерна – как гарантированный сбыт, и для заказчика, Объединённой зерновой компании), и произвести, может быть, некоторые авансовые платежи, учитывая, что хозяйства, конечно, сегодня перекредитованы и получать новые кредиты для производства зерна будет не очень просто. А в качестве залога, в качестве обеспечения, чтобы эти обязательства были выполнены, можно использовать как раз залог будущего урожая. Многие банки это практикуют, и это на самом деле даёт свои плоды.

В течение зимы то, о чём Вы сказали, и я только могу это двумя руками поддержать, банки, на наш взгляд, действительно должны быть особенно внимательны к хозяйствам, которые находятся сейчас в очень уязвимом положении, и отнестись с большим вниманием к обеспечению финансовой стабильности, для того чтобы нам на самом деле сохранить потенциал производственный и обеспечить государство зерном и для внутреннего потребления, и для экспорта.

Большое спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Павел Валерьевич.

У меня вот какой вопрос, который ещё не получил ответа. В своём выступлении Рустам Нургалиевич говорил в отношении изменения полномочий (у нас тут присутствуют представители антимонопольного ведомства) в части, касающейся возможности регулирования. Как Вы к этому относитесь, насколько Вы считаете это допустимым, соответствующим законодательству, и что вы ждёте от регионов?

РЕПЛИКА: Это ко мне вопрос?

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, это, естественно, не Вам, или Вы хотите в антимонопольном ведомстве работать? Могу перевести Вас, без проблем, но пока ещё другой коллега сидит, пожалуйста.

А.ЦАРИКОВСКИЙ: Надеюсь, что ещё удастся некоторое время посидеть.

Д.МЕДВЕДЕВ: До конца совещания точно досидите.

А.ЦАРИКОВСКИЙ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники Госсовета!

Что касается соглашений, во-первых, механизм таких соглашений уже заложен в законе о конкуренции, там есть механизм на федеральном уровне, то есть соглашения могут заключаться по постановлению Правительства. Думаю, что можно предусмотреть в таких случаях исключения, допустим, в какой-то критической ситуации и для субъектов Федерации опять же через механизм постановления.

Что для нас, конечно, важно, вот когда коллеги говорили о консолидации, консолидация – это, конечно, хорошо, но для нас очень важно, чтобы консолидация не перешла в катализацию, а, к сожалению, предпосылки для этого есть. И, к сожалению, даже сейчас нам пришлось создать вместе с Генеральной прокуратурой специальную рабочую группу, которая рассматривает ситуации, именно когда есть признаки сговора по повышению цен.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это Ваша обязанность следить за этим. Но если я правильно Вас понял, то по соглашению и в рамках постановления Правительства специально изданного часть полномочий в этой сфере может быть, на Ваш взгляд, передана в субъекты, так?

А.ЦАРИКОВСКИЙ: Да, такой механизм уже есть в Законе о конкуренции.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, Игорь Иванович.

И.ШУВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, я так понял, что Вы вопрос поставили в отношении предельных цен на отдельные группы товаров. Это не то, что сейчас комментировал Андрей Юрьевич из ФАС, потому что это полномочия по…

Д.МЕДВЕДЕВ: Я поставил вопрос следующим образом. Просто наш коллега, Президент Татарстана, сказал, что нам бы хорошо получить часть полномочий антимонопольного органа. Вот я этот вопрос и задал.

И.ШУВАЛОВ: Потому что я услышал вот этот вопрос. Правильно, Рустам Нургалиевич, по определению цен?

Р.МИННИХАНОВ: Оба вопроса были заданы, оба вопроса очень актуальны. В принципе, мы здесь на сговор не идём, мы, наоборот, являемся представителями государства. Президент же с нас требует, какие цены и как. Если у нас не будет рычагов, механизмов, как мы будем регулировать? Если то, что сегодня есть, – надо месяц дождаться, обратиться, рассмотрят через месяц, то что это будет? Поэтому в определённых случаях, я думаю, или механизм ускоренного рассмотрения, или передача каких-то полномочий должна быть.

А в части соглашений между товаропроизводителем, торговлей и нами, субъектом, я думаю, что надо договориться, что это не противозаконно, мы это делаем в рамках не сговора, а в рамках стабилизации рынка. Вот здесь при Президенте нам надо договориться.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Хорошо. Это действительно вопрос, который входит также в компетенцию у нас Минэкономразвития. Эльвира Сахипзадовна, Вам слово, пожалуйста.

Э.НАБИУЛЛИНА: Действительно, в соответствии с постановлением Правительства, которое вышло не так давно, 15 июля, подготовка предложений по установлению предельных розничных цен на продовольственные товары осуществляется Министерством экономического развития по результатам мониторинга. То есть если в течение 30 календарных дней отмечается рост цен больше, чем на 30 процентов, у нас есть право внести предложения об установлении предельных розничных цен. Мы такой мониторинг проводим по регионам по важнейшим видам продукции. Если в среднем по России у нас цены растут достаточно умеренно (скажем так, и на хлеб, и на все виды мяса смотрим, масло, молоко, яйца, соль, муку, рис, пшено – все виды товаров, которые являются социально значимыми), то по ряду регионов всплески цен есть. Они связаны, на наш взгляд, и с ажиотажным спросом, и с тем, что у нас пока не решены до конца вопросы о транспортировке продуктов, зерна в те регионы, где потребление и сбыт. Поэтому то поручение, которое Вы дали, и в том числе по исключительным тарифам, оно призвано стимулировать такие перевозки, для того чтобы такие межрегиональные пропорции выровнять.

Мы видим в ряде регионов по ряду товаров всплески больше, чем на 30 процентов, но, на наш взгляд, нет необходимости никакой и нет оснований вводить сейчас предельные розничные цены. Во-первых, во многом сейчас ситуация основана, действительно, где-то на спекуляции, где-то на ажиотажном спросе, не везде убран урожай, в том числе по гречке, которая волнует сейчас очень многих. Например, 40 процентов гречки собирается в Алтайском крае, где ещё не завершён урожай, и, по нашим предварительным оценкам, там вполне нормальный урожай, поэтому мы ожидаем, скажем так, балансировки спроса и предложений.

К чему может привести такое установление сейчас предельных розничных цен? И к возможному дефициту, и к тому, что если рядом регион, где не установлены предельные розничные цены, если дать такое полномочие региональным органам власти, я против того, чтобы передавать эти полномочия с федерального уровня на уровень региона, потому что если регион устанавливает, допустим, розничные цены предельные, рядом регион, где они не установлены, мы сразу увидим, что потоки товаров будут перемещаться в этот регион, и мы получим дефицит. Поэтому, на мой взгляд, такие решения не должны приниматься на региональном уровне, и, в крайнем случае, приниматься только на федеральном уровне. Для этого мы сейчас оснований не видим. В целом с оценкой возможных балансов (для подсчёта балансов нужно время), в целом с оценкой Минсельхоза согласны.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это очень острый инструмент, потому что не все, наверное, помнят, но большинство здесь присутствующих помнят, как только мы это делали в определённой исторической ситуации, это зачастую приводило к прямо противоположным последствиям. Потому что это такая внерыночная мера, которая, конечно, очень и очень жёсткая. Иногда, наверное, не обойтись, но делать это нужно предельно аккуратно и с пониманием последствий, в том числе последствий не только региональных, но, как правильно сказала Министр, и последствий межрегиональных.

Ладно, давайте дальше пойдём. Надо ещё наших коллег губернаторов послушать. Пожалуйста, Дмитрий Владимирович.

Д.ДМИТРИЕНКО: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые члены президиума Государственного совета, уважаемые гости!

Я представляю заполярный регион. Я уже говорил о том, что, учитывая, что наша среднегодовая температура +0,3 градуса, развитие сельского хозяйства в нашей области, как правило, нерентабельно, а зачастую убыточно. Тем не менее оно присутствует в регионе, и в первую очередь закрывает вопросы, связанные с тем, что ряд групп населения нуждается в диетических продуктах. Это в первую очередь люди, которые больны, дети, школьники, просто пенсионеры. Бюджет у нас достаточно серьёзный для этого, до пяти процентов бюджета области мы тратим на поддержку сельхозпроизводителей. Но тем не менее по мясу и мясопродуктам у нас собственные производства в разные годы от 13 до 15 процентов, по молоку и молочной продукции с учётом переработки – до 20 процентов. И в первую очередь они вносят, как я сказал, форму госзаказа и, соответственно, индикативных цен. Потому что я смотрел статистику 90-х годов, как только было прекращено сельскохозяйственное производство в Заполярье, сразу же цены выросли в три, в четыре раза относительно тех цен, которые были в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому отказываться от этого вопроса нельзя. Но при этом и увеличивать, я считаю, сельское хозяйство надо очень разумно, потому что чем больше мы будем производить, тем хуже будем жить.

И мы на эту тему в прошлом году разговаривали с Министерством финансов. Большое им спасибо за понимание, потому что у нас достаточно сложные балансы между топливопотреблением и поддержкой субъекта. Поэтому я очень благодарен Министерству финансов за то, что с пониманием относятся ко многим нашим вопросам.

Но, если мы говорим сейчас о тех мерах, которые слышали, большинство мер, безусловно, необходимы, и мы делаем эти меры, и поддерживаем все инициативы и Министерства сельского хозяйства, и всё, что делает Правительство, с большой благодарностью всё наше население воспринимает.

Но часть мер в принципе у нас не могут работать. Допустим, такие ярмарки или сельхозрынки не могут быть, поскольку у нас в принципе нет прямых товаропроизводителей. И, в принципе, всё, что привозится, это так или иначе закупается в других регионах. Как следствие, мы провели определённую работу и с сетями. Если сети в целом соответствуют всем нормам законодательным и, в общем-то, гибко отзываются на все вопросы, связанные с потребностями региона, то мы обнаружили такую вещь, как опт: опт у нас в принципе, во-первых, находится в других субъектах, как правило, не попадает под регулирование ни того субъекта, где находится, ни того, где потребляется. Более того, мы проследили одну цепочку и обнаружили, что, допустим… С чего всё началось? Началось с того, что наши сети говорят: «Мы выдерживаем все торговые надбавки, мы заинтересованы в потребителе и мы не собираемся, условно говоря, хулиганить на рынке, но опт мы берём вот по такой цене». Прошли по цепочке, посмотрели, нашли две-три фирмы, то есть товар лежит на одном и том же складе, просто между собой обмениваются, в результате цена поднимается. А поскольку особенно малый и средний бизнес у нас в регионе в первую очередь завязан на оптовиков, которые находятся в регионах Москва, Санкт-Петербург, других, то, естественно, мы получаем ситуацию, при которой формально розница не нарушает законодательство, но при этом мы получаем определённое напряжение по ценовой политике.

Поэтому я бы предложил, во-первых, контроль усилить вообще за оптовым звеном и, возможно, как вариант сделать какой-то публичный механизм в виде биржи или каких-то публичных торгов, как мы сейчас размещаем заказы по 94-ФЗ, то есть какой-то механизм общедоступный. И в этом смысле мы бы могли, во-первых, усилить позицию производителей, то есть они бы могли напрямую выходить на удалённые регионы, мы могли бы спокойно закупать не в форме того, что наши какие-то представители разъезжали бы по региону и где-то с кем-то договаривались, а достаточно публичный механизм. И в этом смысле я думаю, что это было бы полезно и всем объединениям товаропроизводителей, и всем особенно регионам, которые в полной мере не могут себя обеспечить продукцией товарной.

И второе, мне бы что хотелось предложить, у нас достаточно позитивный опыт в этом году был по мониторингу и регулированию лекарственных средств. Время показало правоту Правительства в том, что эти меры были введены. В этом смысле мне бы, наверное, представлялось целесообразным, чтобы основную группу из 24 товаров точно так же тем или иным образом мониторили федеральные структуры и, соответственно, возможно, даже применялись бы особые правила торговли по этим 24 группам товаров. Мы у себя в субъекте сделали нечто похожее, но в основном, когда мы говорили о ветеранах, мы ввели социальные карты для сетей, и по всем этим 24 группам товаров у нас специальная карточка для ветеранов, они получают скидку пять, мы сейчас планируем десять процентов. То есть приходят в чистый зал, в красивое помещение и покупают не в подвале где-то, а по той же цене, как в других магазинах специализированных «Ветеран». Может быть, что-то подобное нужно делать и с точки зрения федерального уровня. В этом смысле я думаю, что комплекс этих мер в значительной степени мог бы (по крайней мере, само их наличие) сдерживать попытки недобросовестных торговцев завышать цены.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Собственно, по этому перечню поручений, которые сегодня я дам по итогам нашей с вами встречи, значится и создание правительственной комиссии по мониторингу и оперативному реагированию на изменения конъюнктуры продовольственных рынков. Может быть, это не должна быть комиссия, которая там будет работать всегда, но, во всяком случае, в этот трудный год пусть поработает для того, чтобы согласовывать позиции федерального центра, регионов, соответственно, товаропроизводителей, тех саморегулируемых организаций, которые их представляют. В этом плане я, кстати, абсолютно согласен с тем, что они должны набирать свой вес, потому что мы не можем общаться с каждым товаропроизводителем, с другой стороны, мы не можем всё регулировать из Москвы. Для этого есть мировой опыт, это именно саморегулируемые организации, которые должны быть авторитетными, которых должны слушать. Но, в общем, как я надеюсь, этим вы сейчас и занимаетесь.

Д.ДМИТРИЕНКО: Дмитрий Анатольевич, может быть, объединяя предложения Рустама Нургалиевича и моё, сделать какие-то поручения субъектам по мониторингу, но и наделить определёнными промежуточными полномочиями в этом вопросе, именно в части, касающейся 24 самых необходимых товаров.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я такую комиссию предлагаю создать, вот вы там и обсудите – передавать ли какие-то полномочия или нет. По мониторингу, само собой разумеется, это даже не обсуждается: по 24 позициям, 36, как решите. А если говорить о полномочиях уже властных, ну это другой вопрос. Обсудите тоже.

Пожалуйста, Анатолий Григорьевич.

А.БРОВКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В продолжение этой темы я хотел бы поделиться небольшим опытом, который мы уже используем третий год в Волгоградской области. Мы сделали анализ присутствия торговых сетей, а у нас их в розничной торговле достаточно много, более 400 магазинов, 11 сетей, и порядка 48 процентов занимают они в общем объёме. Так вот, сделав анализ, мы увидели, что достаточно большой удельный вес импортных товаров на наших полках. Кроме этого, я ездил по районам, и те местные товаропроизводители всё время жаловались: как же так, те бонусы и те правила игры непомерные, которые диктуют торговые сети, не позволяют приехать и привезти товар, и, собственно говоря, сотрудничать.

Мы нашли ту форму, ту площадку, на основании которой или на которой все эти, скажем так, разобщённости снивелированы, и эта площадка, этот разговор, когда мы ежемесячно проводим «дни качества» выездные либо в одном из магазинов торговой сети, либо на предприятии, которое производит ту или иную продукцию… Соответственно, каждую неделю мы мониторим. Мне на стол кладётся ценовая политика или уровень цен на социально значимые продукты питания и динамика этих цен, и ежемесячно мы проводим вот эти совещания. Мы не даём консолидироваться, что касается ФАС – я имею в виду торговые сети, потому что разговор достаточно конкретный, разговор, очень, скажем так, откровенный. И в то же время местные товаропроизводители решают во многом серьёзно те вопросы и те проблемы, которые стояли и раньше, потому что они высказывали даже то, что они не могли дозвониться до торговых сетей, а не какие-то контракты заключить. Поэтому вот такая форма общения под названием «дни качества» дала нам возможность увеличить удельный вес отечественных товаропроизводителей, в том числе и местных, с 35 процентов до 53 процентов.

Кроме этого мы на этих площадках уже третий год договариваемся о том, чтобы на социально значимые сорта пеклеванного хлеба, того же молока цены не повышались. Это работает. У нас нет повышения цен на хлеб, у нас нет повышения цен на молоко. И, что касается гречки, да, всплеск был, но мы обсудили всё это. И буквально на прошлой неделе на 20 процентов цена на гречку упала.

Кроме этого у нас работает фактически, кроме летнего режима, областная сельскохозяйственная ярмарка, а летом мы проводим те же «дни районов». Причём мы сделали некую конкуренцию: на каждом рынке мы устраиваем вот эти «дни районов». И что касается ценовой конкуренции и качественной продукции, то здесь, конечно, мы очень сильно опустили цены, и на сегодняшний день стоимость продовольственной корзины у нас одна из самых минимальных на юге России, чуть больше двух тысяч рублей.

Потребкооперацию мы также развиваем, и ежегодный прирост составляет восемь процентов. Я хотел бы поблагодарить Елену Борисовну, Минфин поблагодарить, потому что мы одни из первых, вошедших в четыре региона, оперативно предоставили документы, прошли экспертизу и получили первый транш. Помощь сельхозтоваропроизводителям выделили из областного бюджета, поэтому сейчас ситуация с местными сельхозтоваропроизводителями стабильная.

Что касается сева озимых, до сих пор у нас фактически дождей нет. Как правило, мы всегда, ежегодно, начинали сев с 25 августа, заканчивали 20–25 сентября. Время есть, я надеюсь, что мы, безусловно, на тех площадях, это 1600 тысяч гектар, посеем и, соответственно, получим на следующий год нормальный урожай.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, я просто рекомендую всё-таки не отчёты делать о том, как всё хорошо, а вопросы какие-то ставить в своих докладах.

Пожалуйста.

Н.КОМАРОВА: Я представляю регион, где трудно назвать какие-то достижения в области сельского хозяйства, тем не менее я хотела бы продолжить тему северного коллеги своего относительно того, что мы являемся регионом, который в основном потребляет то, что производится. И в этой связи всё, что касается цены, мы больше всего негатива получаем от того количества посредников, которые участвуют в доставке товара. Поэтому мы предполагаем на сегодняшний день использовать механизмы своей окружной программы развития конкуренции на территории автономного округа и замотивировать, создать благоприятные условия для того, чтобы приблизить центры оптово-розничной торговли и логистических сетей непосредственно на наши территории. Таким образом, полагаем, у нас будет больше возможностей влиять на то, что называется ценообразованием.

В отношении мониторинга хотела одно слово только дополнить. Безусловно, это очень важная вещь, и категорически поддерживаю то, что это нужно делать. Эта система должна быть очень грамотной, поэтому очень важно присутствие здесь федерального центра. Потому что по результатам мониторинга хотелось бы получить не только сведения о том, что выросла цена на тот или иной товар, а сразу же увидеть причину того, что произошло, и тогда уже запускать механизмы одновременно. Если это спекуляция, сговор и так далее, значит – контроль и надзор заходит, если это какие-то другие причины, значит, включаются экономические механизмы и административные механизмы и мы эти проблемы вытаскиваем.

В то же время так исторически сложилось, исторически с точки зрения современной России, что автономный округ владеет двумя сельхозпредприятиями на территории других субъектов Российской Федерации. Мы являемся собственниками Боровской птицефабрики в Тюменской области, третье место в Российской Федерации и в Челябинске – пятое место. Должна, уж не знаю как эксперт или как потребитель, сказать о том, что и Министр, и Вы абсолютно правы, Дмитрий Анатольевич, в том, что нам хватает фуражного зерна, потому что когда мы столкнулись в Челябинске с проблемой и не вырастили необходимого количества фуражного зерна, то в Тюмени мы получили его и в системе этого холдинга реализовали.

Я подумала о том, что очень хорошо в сельском хозяйстве и правильно, наверное, двигаться по фермерскому пути развития, но имеет смысл и создание таких вертикально интегрированных компаний. По крайней мере, такой опыт в нашем регионе присутствует. Я не хочу, чтобы Вы сказали: опять она за своё, учитывая мой опыт работы с нефтяными, газовыми компаниями, лесными. Но жизнь показывает, что это бывает хорошо и полезно. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что ни делают, всё равно получается автомат Калашникова. За что ни берутся, всё равно получается вертикально интегрированная компания.

Здесь у нас присутствуют ещё руководители саморегулируемых организаций. Прошу Вас.

С.ЮШИН: Национальная мясная ассоциация, Юшин.

Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Действительно, ситуация по продовольствию достаточно стабильная. И, к сожалению, не хочу обижать присутствующие средства массовой информации, во многом всё зависит от того, как мы её подаем. Конечно, информация сегодня – тоже деньги, она должна продаваться, но продавать её нельзя с таким ущербом для общей ситуации. И когда мы беседуем с журналистами, мы, в общем-то, даём и цифры, и балансы. И что касается мяса, тот задел, который мы имели за последние пять лет, даёт серьёзные основания считать, что даже до конца года у нас особых причин для роста цен на мясо нет, и цены на зерно были выше ещё пару лет назад. Самое важное здесь – продолжать ту работу, которую мы делали и делаем постоянно с Минсельхозом и с Минэкономразвития по грамотным мерам и оперативным решениям в области таможенно-тарифного регулирования, безусловно, работать с банками в плане развития.

И что здесь немножко настораживает? Конечно же, есть опасения, я не знаю пока, насколько они обоснованны, потому что в разных регионах разная ситуация, и надеемся, что мы сохраним поголовье, но то, что мы отстаём от финансирования в области крупного рогатого скота, не сегодня, а через два-три года очень существенно может ситуацию изменить к худшему. Цены на мировом рынке мяса на говядину в этом году выросли на 30 процентов. И, к сожалению, наша зависимость по говядине существенно выше, чем по свинине и птице, где у нас позитивный задел. Несмотря на то что банки, наши крупные банки, системно и долго работают с крупнейшими инвесторами по уникальным проектам, никак ни один крупный проект не начинается. Доходит до того, что в этот, в общем-то, рискованный бизнес люди идут со своими уже огромными деньгами, вложены десятки миллионов долларов, а теперь банк требует ещё и личных гарантий инвесторов. Люди, которые уже много сделали, много показали реально, они не могут начать уникальный для страны проект.

Поэтому я прошу обратить внимание, что наши банки и с госучастием должны всё-таки понимать перспективы в развитии крупного рогатого скота, которые дадут нам, в общем-то, меньшую зависимость от импорта.

Как ассоциация мы предлагаем мониторить не только цены. Мы на самом деле это делаем постоянно и этой информацией с удовольствием делимся с органами управления на всех уровнях. Но мы считаем, что в этой ситуации необходимо мониторить и динамику себестоимости. Мы же говорим об обоснованной маржинальной доходности по всей цепочке. И поэтому мониторинг обоснованной, экономически обоснованной себестоимости, он что позволит? Не выделять средства туда, куда это не нужно: там, где падёж скота непонятно по каким причинам, где в себестоимость почему-то входит охота на львов или катание на яхтах. Вот мы такую работу делаем. Мы её начали с июня месяца – восстановили, потому что мы делали в 2007-м, 2008 годах, и это очень помогало понять, какие меры поддержки обоснованны.

Какой смысл поддерживать всё? Думаю, это существенно может сэкономить государственные средства и направить их в более правильное русло.

Ещё раз, хотя мы много говорим о модернизации, настойчиво произнесу ещё это слово, потому что практика этого тяжёлого лета показала: в хозяйствах, где мы имели старое поголовье с нехорошей генетикой, слабой иммунной системой, падёж составлял до 30 процентов в жару. Что было в новых хозяйствах? Пять, до десяти (а это в норме) процентов падежа. Поэтому когда Минсельхоз принимает решение, мы очень рады, что там комиссия эффективно работает, всё-таки большое внимание уделяется этому, проект действительно продуманный. А что там с точки зрения эффективности?

И по поводу монополизма. Я уверяю Вас, когда мы собираемся и каждый день общаемся, из присутствующих здесь, тут нет ни одного человека, который договаривается о ценах. Абсолютно прав Даниленко Андрей, когда говорит, наша задача (и мы всегда это в Минсельхозе говорим, присутствующие не дадут соврать), чтобы цены снижались, чтобы мы имели рентабельность за счёт эффективности. Но, к сожалению, есть, конечно, и желающие эти монополии создавать, открываю тут на днях журнал, не мой, жены, такой гламурный, и на одной из страниц один из наших представителей отрасли говорит: «Мечты какие? Хочу стать монополистом на рынке мяса». Вот ФАС не должен допускать никакого монополизма.

И последнее по поводу…

Д.МЕДВЕДЕВ: Название этого гламурного журнала в ФАС отправьте и фамилию человека, который хочет стать монополистом, пусть они к нему повнимательней отнесутся.

С.ЮШИН: Это, может быть, пиар-ход был, люди-то хорошие, но я к тому, что пример нехороший. Нет, пусть стремятся, главное, чтобы инструменты не позволяли это сделать.

И последнее по поводу региональных проблем затруднения передвижения товаров. Они существуют, и мы недавно обратились в ФАС с жалобой на один из регионов, который принял удивительное по своей «патриотичности» и «политической подкованности» постановление, согласно которому российскую свинину из благополучных по ЧС районов ввозить нельзя, а импортную – пожалуйста.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кто решение принял?

С.ЮШИН: Ростовская область отличилась. Материалы уже в ФАС, работа идёт. Это ненормальная ситуация. Ненормальная!

Д.МЕДВЕДЕВ: Надо проверить.

С.ЮШИН: Поэтому небольшие проблемы я обозначил, но на самом деле на рынке мяса всё стабильно. Если посмотреть на динамику оптовых цен на рынке свинины, то это, знаете, такая пустыня сплошная целый год – ровно, ровно, ровно. Мы к этому стремились.

Птица. Был взлёт небольшой в середине лета, сегодня цены откатились, потому что мы понимаем, конкуренция растёт и у внутренних производителей, и опять-таки сбалансированная таможенно-тарифная политика не позволяет задирать цены. Поэтому я надеюсь, что на будущее, мы опять-таки сейчас обсуждаем меры таможенно-тарифного регулирования, они будут сбалансированные, понятные и не допустят дефицита. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Пожалуйста.

Л.ХАСИС: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я представляю крупнейшие розничные торговые сети, входящие в Ассоциацию компаний розничной торговли. И хочу только ещё раз поддержать Вас, Дмитрий Анатольевич, что мы так же, как и Вы, не видим никаких причин для того, чтобы цены росли. И что отрадно, что действия государства за последний месяц были достаточно эффективными, и та небольшая пена, которая появилась, сейчас во многом начинает откатываться назад. И мы видим, что, за исключением гречки, у нас дефицита ни по каким другим товарам нет, а рост цен наблюдается только – буквально на одной руке можно пересчитать, на пальцах, – по нескольким наименованиям товаров.

При этом, поскольку это сопровождается снижением цен по некоторым другим товарам, по крупным торговым сетям уровень инфляции сейчас, на 1 сентября, относительно 1 сентября прошлого года составляет примерно, если в целом по стране брать, один процент, что существенно ниже, чем те 4,7, которые отмечаются в целом по продовольствию. Это и неудивительно, поскольку современные торговые сети являются серьёзным тормозом инфляции, работают крайне эффективно. Те цены, которые сети поддерживают, они, конечно же, существенно ниже, чем в целом по неорганизованной торговле.

Я сегодня в докладе Елены Борисовны увидел средние цифры по продуктам. Конечно же, в крупных сетях эти цены существенно ниже. Скажем, молоко – даже в Москве можно купить литр за 22 рубля, сахар можно купить по цене около 28 рублей, а не те 37, которые в среднем по стране есть. В целом уровень цен в стране очень серьёзно в разных регионах связан с уровнем развития крупных торговых сетей, с уровнем развития конкуренции. Удивительно, но Санкт-Петербург, например, в котором не очень-то и есть сельскохозяйственное производство, далеко не самый дорогой город в стране, потому что там жесточайшая конкуренция. Республика Татарстан далеко не самый богатый регион с точки зрения доходов, но цены там низкие, потому что высокая конкуренция. А есть регионы, если хотите, мы можем прислать эти материалы, есть регионы, которые являются экспортёрами продовольствия, но цены там высокие.

Д.МЕДВЕДЕВ: Какие, например?

Л.ХАСИС: Я представлю Вам конкретные регионы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но тут есть губернаторы, может быть, скажете, у кого-то из них цены высокие.

Л.ХАСИС: Здесь я хотел бы Вас отдельно поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, за то, что Вы подняли в своём выступлении одну проблему, Вы её назвали региональным протекционизмом, в некоторых своих выступлениях Вы её называли региональным сепаратизмом. К сожалению, эта проблема до сих пор существует. И, несмотря на тот огромный прогресс, который произошел за два года, сейчас совершенно другая картина, чем раньше. Раньше ГАИ, ДПС останавливали грузовики с продовольствием, разворачивали их: либо нельзя ввезти, либо нельзя вывезти. Сейчас уже это всё только остаточные явления, но они присутствуют. А сети, которые могут оперативно перевозить продовольствие из одних регионов в другие, как раз и благодаря этому могут сдерживать рост цен.

И два конкретных примера хочу привести.

Гречка – сейчас действительно острейший дефицит этого продукта. Мы все с нетерпением ждём, пока в Алтае наконец-то соберут урожай и она начнёт массово поступать. И сейчас достаточно активно ищем гречку по всему миру. При этом, к сожалению…

Д.МЕДВЕДЕВ: Есть она в мире-то?

Л.ХАСИС: В Китае качество гречки не соответствует ни одному из российских стандартов качества.

Но есть другая проблема. Например, наши поставщики из Беларуси, у которых даже и есть гречка, отказываются поставлять в силу того, что существуют ограничения, установленные правительством Беларуси. Нам не очень понятно: это же Таможенный союз, какие могут быть ограничения?

Д.МЕДВЕДЕВ: Но это не правовые, это медицинские ограничения.

Л.ХАСИС: Дмитрий Анатольевич, поэтому, если возможна какая-то помощь со стороны государства, чтобы в рамках Таможенного союза эти проблемы снять, мы и все покупатели страны были бы очень признательны.

Д.МЕДВЕДЕВ (обращаясь к И.Шувалову): Поговорите с коллегами.

Я понимаю, что дело это трудное, подчас требующее больших душевных сил. Но куда деваться-то? Мы в одном союзе. Мы – братские государства.

Л.ХАСИС: Дмитрий Анатольевич, и ещё один очень важный для розничной торговли вопрос, причём для всей розничной торговли, как для крупных сетей, так и для небольших торговых предприятий, – это вопрос налогообложения потерь. Даже в Советском Союзе эта проблема была решена. К сожалению, в Российской Федерации…

Д.МЕДВЕДЕВ (обращаясь к Л.Кудрину): Алексей Леонидович, это уже про Вас сейчас говорят.

Л.ХАСИС: В Российской Федерации эта проблема существует, и потеря относится, к сожалению, не на себестоимость, а платится из прибыли. Мы несколько раз поднимали этот вопрос на разных уровнях в течение нескольких лет, есть поручения двух первых вице-премьеров, Игорь Иванович здесь присутствует, Виктор Алексеевич Зубков. Мы встречались с Алексеем Леонидовичем, он также поддержал нас, сказал, что да, он понимает природу этого, дал соответствующее поручение. В результате вопрос не только не решён до сих пор, но и, наоборот, в недрах Министерства финансов подготовлены изменения, которые ситуацию не улучшают, а ухудшают. И это серьёзные меры, которые могли бы снизить уровень издержек в розничной торговле и понизить уровень розничных цен или не дать им повыситься. Очень просим нас поддержать в этом вопросе.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Алексей Леонидович, Вы ничего не говорили, мне кажется, если Вы это прокомментируете, это как минимум будет уместно, но если есть какие-то ещё соображения, пожалуйста.

А.КУДРИН: Сейчас говорится о потерях, я, к сожалению, сейчас не смотрел обоснования по этому вопросу, там есть и серьёзные аргументы против. Но, повторяю, дайте нам срок, мы тогда Вам доложим и ещё раз встретимся по результатам анализа позиций.

По другим вопросам я считаю, что здесь мои коллеги очень хорошо выступили, мне нечего добавить. Единственное, что в рамках Вашего поручения по тарифу всё-таки я хочу отметить, что доля тарифа в цене продовольствия и хлеба минимальная, незначительная, она в данном случае не имеет решающей роли.

Д.МЕДВЕДЕВ: Здесь есть вопрос, Алексей Леонидович, это надо, конечно, проверить, но мне коллеги говорили, что эта доля весьма значительна. Поэтому Вы посмотрите более внимательно на себестоимость, потому как счёт очень разный существует. Но я поручение дал, Вы проверьте. Если это действительно сказывается по-серьёзному, тогда нужно решение это, безусловно, принимать. Срок довольно короткий.

А.КУДРИН: Хорошо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что касается налогообложения потерь, то, как договорились, тогда дайте поручение, сами посмотрите и с коллегами встретьтесь, для того чтобы окончательно тему эту закрыть в ту или в другую сторону, в любом случае.

Л.ХАСИС: Там единственная проблема, которая существует, Алексей Леонидович о ней говорил, это то, что, конечно же, эта налоговая льгота создаст недополучение средств бюджетами. Но она создаст серьёзные предпосылки для того, чтобы торговля развивалась и чтобы цены были ниже.

Д.МЕДВЕДЕВ: Коллеги, мне уже нужно ехать в Азербайджан, поэтому я хотел бы подвести короткие итоги.

Хорошо, что мы с вами встретились сегодня, сверили часы. Поручение, которое я дал, нужно максимально быстро отработать. В целом то, что я услышал, меня скорее настраивает на умеренно оптимистический лад. В каком плане. Наше Правительство, Министерство работают в плотном контакте с товаропроизводителями, с ассоциациями и саморегулируемыми организациями товаропроизводителей, с регионами. То есть этот месяц, когда мы понимали, что у нас возникли трудности на продовольственном рынке, не потерян зря. Я до этого встречался с хозяйственными структурами в Таганроге, здесь кое-что посмотрел и в Оренбурге, с вами поговорил. Хотел бы сказать, что я эту тему с контроля снимать не намерен и весь сентябрь буду трясти Правительство на эту тему и регионы, для того чтобы мы понимали, в какой ситуации мы находимся, только по одной простой причине – этот вопрос волнует всё население нашей страны, абсолютно всё.

До встречи.

www.kremlin.ru





Теги по темам

Темы