Органы власти Заокского района и Тульской области

Власть

«Главное — не допустить во власть людей-разрушителей»

Теги:    

Интервью губернатора В.С.Груздева газете «Ведомости».

Владимир Груздев: «Главное — не допустить во власть людей-разрушителей».

Губернаторы должны стремиться жить по средствам и инвестировать личные сбережения в развитие своих регионов, считает руководитель Тульской области Владимир Груздев.

25 апреля 2012 г.

Имя бывшего известного бизнесмена и депутата Владимира Груздева в связи с Тульской областью впервые возникло в июне прошлого года, после того как жители села Ненашево приехали к президенту Дмитрию Медведеву в резиденцию Горки, чтобы пожаловаться на «чванство» тогдашнего руководства региона. Президент, как и обещал селянам, оргвыводы сделал, назначив тулякам нового губернатора. О том, как изменилась жизнь области и его собственная, Владимир Груздев рассказал «Ведомостям».

— Как вы оцениваете выступление Дмитрия Медведева во вторник?

— Президент Медведев озвучил, на мой взгляд, ключевую стратегическую задачу будущего правительства — равномерное социально-экономическое развитие страны. Для этого нужно реализовать инфраструктурные проекты и рассмотреть возможность децентрализации бюджетных отношений. Будем развивать территории — навсегда обеспечим целостность страны.

Законно, но несправедливо

— На днях вы встречались с Медведевым и обсуждали, как сказано в сообщении о встрече, инфраструктурные проекты в области. Что это за проекты?

— У нас есть шикарный проект. Для посадки космического корабля «Буран» рядом с городом Ефремов была построена резервная посадочная полоса. Сейчас она военными не используется. Но эта точка очень эффективна для кроссполярных перелетов. Тут можно построить удобный и экономичный грузовой хаб, тем более что ближайший такой порт есть только в Китае. Сейчас мы с Минэкономразвития и Минтрансом прорабатываем возможность привлечения инвесторов для реконструкции полосы и строительства транспортной инфраструктуры прежде всего для международных грузовых перевозок. Вторая составляющая проекта — вывод всех грузовых перевозок из московского авиатранспортного узла в Ефремов. Мы можем забрать грузоперевозки аэропортов «Внуково», «Домодедово», «Шереметьево». Этот объект может быть использован и в качестве дополнительного резервного аэропорта для Москвы, так как находится всего в двух часах езды на машине — 270 км от столицы по трассе М4. Это ближе и удобнее, чем аэропорт в Нижнем Новгороде. В 20 км проходит нефтепровод «Дружба», от которого можно сделать врезку и построить нефтезавод на 20 млн т для обеспечения топливом авиалайнеров. По бизнес-плану каждые три минуты с него должны взлетать и садиться самолеты типа «Руслан» и «Мрия», заправляющие в крыло сразу 120-150 т керосина.

— Сколько инвестиций потребует проект?

— Только первый этап — $1,2-1,5 млрд на реконструкцию полосы и строительство первичной инфраструктуры. Ну а строительство НПЗ — не менее $7-8 млрд.

— Есть ли проблемы с приходом инвесторов в Тульскую область? Чем вы их стимулируете?

— Помимо территориальной близости к Москве у нас есть еще конкурентные преимущества. Это и относительно небольшая по сравнению с Москвой стоимость рабочей силы, и недорогая инфраструктура. В отношениях с инвесторами позиция у нас простая — договариваться. Как бизнес не должен зависеть от власти, так и власть не должна зависеть от бизнеса. Все предприниматели должны вести себя корректно по отношению к местным жителям. А когда у нас одна компания в позапрошлом году заплатила 500 млн руб. налога, а в 2011 г. — только 100 млн, при этом увеличив отгрузку и стоимость продукции примерно на 15%, мне кажется это не совсем справедливым по отношению к жителям области. У них головная структура зарегистрирована в Москве, и они прибыль основную формируют в столице через торговую наценку, а здесь уменьшают. Это законно, но несправедливо и нечестно. Если бы в США они работали в одном штате, а налоги платили в другом, уверен, с этим недолго бы мирились.

Деньги Груздева

— Судя по вашей декларации, у вас много денег свободных на счетах — 3 млрд руб. На что вы собираетесь их потратить?

— Если ответить философски, то деньги — это возможность воплотить свои мечты в жизнь.

— Вы вкладываете в развитие региона личные деньги?

- В бизнес-проекты не вкладываю. Считаю это некорректным из-за конфликта интересов. Вкладываю деньги без финансовой для себя выгоды. В этом году трачу 50 млн руб. на строительство 100 детских игровых комплексов. В следующем году построю больше.

— Вы купили больше десятка квартир для чиновников. Почему не селите их в казенные квартиры, а размещаете за свой счет?

— Вот видите, вы нашли еще один способ, как я трачу деньги. Если серьезно, то считаю, что для развития Тульской области нужно ослабить административно-бюджетное бремя региона. Нужно жить по средствам. Например, резиденцию губернатора и другое имущество нужно сдавать в аренду и пополнять бюджет области.

— Правда, что ваш семейный фонд через Kensington Gore владеет акциями девелопера RGI?

— Управлением фондом занимается лицензированная управляющая компания, может, она и что-то прикупила.

— После продажи «Седьмого континента» вы приняли участие в проекте строительства комплекса жилья экономкласса «Город-сад» в районе «большой Москвы»...

— Специально поинтересовался. Продано уже более 500 квартир. Есть управляющая компания, которой я передал все активы. Судя по моей декларации, я доволен, как они ими управляют.

Комплекс накопленных проблем

— В Госдуме вы выступали за либерализацию Уголовного кодекса по экономическим статьям. Как губернатор что вы делаете, чтобы бизнес не «кошмарили» чиновники и правоохранители?

— Ко мне обращались по этому поводу всего несколько предпринимателей. Ситуация у каждого на поверку оказалась далеко не однозначной. Одному, из Алексина, местная администрация выдала разрешение на строительство дома на детской площадке с нарушением всех норм. Новое руководство города ему, естественно, строить уже не разрешает. Ему говорят — предыдущее разрешение тебе выдано незаконно, но он не хочет ничего слышать, потому что уже понес какие-то затраты, и считает, что его «кошмарят». За девять месяцев работы пришлось вмешаться в защиту интересов предпринимателей только один раз — в Богородском районе Гегам Саркисян убил трех бандитов, защищая свою семью.

— Как затронул экономику региона курс на модернизацию и инновации?

— У нас в области появилось несколько таких компаний. Как правило, в них работает 100-200 специалистов, которые пишут программное обеспечение и продают по всему миру, в те же Microsoft, Apple. Есть большой контракт на 7 млрд руб. у «Стрелы», которая выпускает системы слежения и наведения. В течение трех лет должно произойти полное переоснащение ее производства. У нас реальная проблема — Тульский оружейный завод и завод «Октава», которые входят в оружейный комплекс, принадлежащий «Ростехнологиям». Все остальные предприятия неплохо проводят перевооружение производств.

— В чем проблема с оружейными предприятиями «Ростехнологий»?

— Чем скорее «Ростехнологии» начнут эффективно использовать свое имущество, тем лучше будет для туляков. Там комплекс накопленных проблем, решение которых требует существенных денежных вливаний. Прежде всего мы предлагаем «Ростехнологиям» перенести в Тулу холдинговую компанию. Это снижает их издержки, позволит увидеть, что непосредственно происходит на производстве. Убеждаем «Ростехнологии» в необходимости более рационального использования своих мощностей. Территория Тульского оружейного завода уникальная — 50 га в центре города, где можно было бы разместить суперсовременный технопарк. Там есть все возможности, все коммуникации. Она может быть вторым «Сколково» — здесь можно размещать мощности для производства новых материалов и инновационных продуктов в промышленных масштабах.

— Вы надеетесь на децентрализацию и пополнение бюджета за счет более справедливого распределения налогов?

— Тема еще обсуждается, но все равно это будет тонкая настройка. Радикальное пополнение региональных бюджетов возможно, только если мы переходим с НДС на налог с продаж и он начинает поступать в региональные бюджеты.

Свободу губернаторам

— Как относитесь к возвращению выборов губернаторов и должен ли быть какой-нибудь фильтр?

— В моем понимании, выборность лучше, чем назначение. Но при этом нужна система сдержек и противовесов. С учетом того, что сегодня раскрыли все возможности для регистрации партий и мы хотим развития партийной системы, можно было обойтись партийным фильтром. Но так как для того, чтобы зарегистрировать партию, достаточно 500 человек, муниципальный фильтр считаю вполне оправданным. Тем более что в самовыдвижении мало смысла. Когда последние два раза я выдвигался таким способом кандидатом в депутаты, у меня почему-то всегда появлялся однофамилец-двойник. Согласование партиями своих кандидатов с президентом — тоже действенная мера. Основная задача — не допустить во власть людей-разрушителей. Такие люди, к сожалению, есть. Им все равно, что разрушать: компанию, общество, партию или государство.

— Допустим, вам не понравился какой-то человек. Будете ему противодействовать?

— Нет, противодействовать не буду, но, извините, есть люди, с которыми я и взаимодействовать не буду, и, например, с убийцей за один стол не сяду вне зависимости от того, будет он являться руководителем регионального отделения какой-то партии или нет.

— Насколько соответствуют реальности критерии оценки губернаторов?

— Существует более 300 показателей. Я начал с ними разбираться. Тульская область выглядит плохо по эффективности расходования средств по социальному направлению. Регионы, где затраты на одного ученика больше, чем установленный коэффициент, считаются малоэффективными, и показатель сразу идет вниз. Часто это несправедливо. Например, школы в мегаполисе и деревне — разные учебные заведения с точки зрения территориальной доступности. Нужно, чтобы и те и другие работали, если мы ставим перед собой задачу освоения территорий России.

— Есть предложение, что губернатор должен избираться со своей программой, а потом отчитываться. Насколько это лучше?

— Губернатор тоже должен чувствовать определенную свободу. Если у него нет поддержки населения и федерального центра, он все время боится потерять свое место. Может, он там старается, у него что-то не получается. Ну не получилось, что тут? Но когда он находится под постоянным огнем критики — это очень тяжело. Наверное, никто не хотел бы работать министром здравоохранения. Они всегда подвергались массированной критике, часто незаслуженной. Чтобы терпеть такое давление, характер должен быть. В противном случае чиновник замыкается, уходит в себя.

— И ждет отставки.

— Проблема в том еще, что у нас люди нормально не уходят, они либо в бюрократии всю жизнь, либо их выгоняют. А чтобы человек ушел на преподавательскую работу, в бизнес — редкость. Один из немногих случаев — Герман Греф. Вспомните, как его все критиковали. Он же делал все от души, верил в то, что делал, и честно свой контракт восемь лет отработал. Но, будучи в правительстве, он от всех получал по рукам. А сейчас чувствует себя комфортно. И из «Сбера» смог хорошую историю сделать.

Борьба с коррупцией

— А вы с коррупцией боретесь?

— В мои функции не входит непосредственная борьба с коррупцией. Я должен правильно выстроить отношения правительства области с муниципалитетами и жителями, при которых коррупция стала бы маловероятной. Основная задача в этом плане — сделать правильный кадровый подбор людей с нормальной мотивацией и ликвидировать для них возможности совершения коррупционных правонарушений. Мы создали конкуренцию — сократили число чиновников (на 10 000 жителей у нас чиновников меньше всего в стране), при этом подняли им зарплату — тут мы вошли в пятерку лидеров ЦФО. Для решения второй задачи ключевой фактор — введение электронного правительства и правила одного окна. Нужна прозрачность системы принятия решений. А где мутно, там всегда возникают коррупционные схемы. Например, вопрос любой застройки в Туле мы принимаем через градостроительные советы публично, все заседания правительства проходят в прямой трансляции в интернете.

— Вы как работодатель можете инициировать проверки деклараций своих подчиненных. Этим правом пользуетесь?

— В отношении примерно 20 человек я такие проверки уже запустил. Посмотрели их предыдущие декларации, и они вызвали у нас вопросы — отсутствие зарегистрированной информации по ближайшим родственникам, например, или места жительства. Например, женщины-чиновники не указывали все доходы мужа-бизнесмена. Мы им все объяснили, посмотрим в ходе новой декларационной кампании, какие они выводы сделали. Кстати, декларации всех членов правительства области мы разместили в интернете. Любой желающий может с ними ознакомиться.

Силком никого не загоняли

— В вашем регионе «Единая Россия» и кандидат в президенты Владимир Путин одинаково хорошо выступили на выборах: партия набрала 61,3%, Путин — 67,77%. Возможно получить такой результат без фальсификаций?

— Думаю, сработало несколько факторов. Во-первых, обновление власти — люди голосовали фактически за новую власть, совершенно другой тип работы и реальную открытость. Во-вторых, действительно очень грамотно была организована избирательная кампания Путина. На президентских выборах рейтинг Путина рос постоянно. У нас в поддержку Путина митинги собирали по 5000-7000 человек, что для такого аполитичного региона, как Тульская область, немало. При этом силком никого не загоняли.

— Выходит, что правы федеральные чиновники, утверждающие, что протестное движение Болотной — это чисто столичное явление?

— Протестное движение может быть связано с недовольством конкретными местными и региональными властями. Это видно по голосованию в Приморье, где после смены губернатора сразу вырос процент людей, поддерживающих власть. Протест также возможен, когда власть с людьми не разговаривает. Я отвечаю на все сообщения, которые приходят мне в твиттер и на электронную почту. Не скажу, что сразу, но в течение разумного срока, и не всегда это ответ, который решает проблему человека, но это всегда ответ... Я попросил всех членов правительства Тульской области также завести себе аккаунты в «Твиттере» и отслеживать вопросы по своим темам. При этом практика электронных обращений не подменяет собой бумажные и устные вопросы. На все запросы отвечаем в обязательном порядке.

— А как относиться к заявлениям оппозиции, что выборы были сфальсифицированы? Вас коммунисты, например, упрекали в том, что в Тульской области высокий уровень голосования на дому.

— Нужно же как-то свое поражение оправдать. Все наблюдатели на участках в 22 часа получили на руки копии протоколов. И эти копии можно сравнить с теми, что были сданы в комиссию, — они все идентичны. Почти 99% протоколов к часу ночи были заведены в систему ГАС «Выборы». Такая же ситуация была в декабре.

Все хотят быть счастливыми

— Вы бы к какой платформе идеологической примкнули в «Единой России»?

— Идеология сейчас настолько размытое понятие... Мир быстро меняется, и уже нет четкого противостояния между правыми и левыми. Даже многие бизнесмены выступают с социальными лозунгами, и многие социальные проекты приносят прибыль: частные детские дома, частные поликлиники, частные дома престарелых и т. д. Если раньше у нас только государство могло предоставлять такие услуги, то сейчас бизнес начинает активно заниматься социальными проектами, но не столько ради благотворительности, сколько ради получения прибыли. Так что идеология «мы за все хорошее» вполне правильная позиция для партий и самая распространенная сейчас.

— Но ведь запросы людей меняются...

— Базовые запросы не изменились: хлеба и зрелищ, т. е. жить радостно и комфортно. Все хотят быть счастливыми, умеренно работать, иметь выше уровень обеспеченности.

— А свобода слова, демократия?

— Это одна из составляющих ощущения комфортной жизни. Когда мы говорим о свободе, то речь идет прежде всего о том, что у человека должны быть личные свободы. Если он в чем-то ущемлен — он чувствует себя дискомфортно. Свободный человек всегда более эффективен, чем несвободный.

— Чувствительность людей к ущемлению свободы выбора растет, на ваш взгляд?

— Думаю, такой заинтересованности не было никогда прежде. Просто люди раньше были заняты более насущными вопросами выживания и содержания семей. А при росте благосостояния растет и правосознание. У людей появляется возможность больше путешествовать, больше читать, больше общаться. Сейчас много людей, особенно в крупных городах, работают на полставки, распространены фрилансеры. Все меняется, хотя, когда происходят какие-то кризисы, люди замыкаются и перестают заниматься общественной деятельностью. Вот именно в эти моменты, как никогда, важно, чтобы было сильное государство — сильная Россия.

Автор: Наталья Костенко

Источник: Ведомости

www.gruzdev.ru 





Теги по темам

Темы