Органы власти Заокского района и Тульской области

Власть

Заседание Государственного совета

Теги:    

Под председательством Дмитрия Медведева состоялось заседание Государственного совета, в ходе которого обсуждались вопросы перераспределения полномочий между федеральными и региональными органами власти, пути совершенствования межбюджетных отношений.

В декабре глава государства провёл ряд встреч, посвящённых вопросам децентрализации власти, а также затронул эту тему в ПосланииФедеральному Собранию.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Государственного совета

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами собрались на заседание Государственного совета Российской Федерации для того, чтобы рассмотреть очень важную тему, составляющую основу нашего федеративного устройства. Речь пойдет о разграничении полномочий между органами власти и о совершенствовании межбюджетных отношений.

Это те вопросы, которые, откровенно говоря, мы с вами практически всегда обсуждаем во время наших встреч – как во время посещения наших регионов, так и в Москве на различных совещаниях. Но сегодняшняя встреча особенная, потому что ей предшествовала довольно значительная подготовка.

В декабре я дважды встречался с заместителями Председателя Правительства, которые возглавляли соответствующие рабочие группы. Многие из представленных здесь регионов, соответствующие губернаторы работали в них. Так что сегодня у нас есть возможность послушать доклады о том, что сделано, каковы результаты и каковы предложения.

В этих докладах, насколько я уже сумел убедиться, много дельных и хорошо проработанных вопросов. В то же время остаются и непростые темы, по которым нам ещё предстоит определиться. Часть этих вопросов была озвучена в моем Послании Федеральному Собранию.

Хотел бы услышать сегодня мнения глав территорий, какие из федеральных полномочий, на ваш взгляд, было бы целесообразно и полезно делегировать, какие стимулы создать для укрепления доходной базы регионов, для укрепления доходной базы муниципалитетов и каким образом в этом контексте можно было бы скорректировать межбюджетные отношения.

Проводя децентрализацию, мы просто обязаны учитывать, что у нас очень большая страна с разным географическим положением территорий и соответственно с уровнем их экономического развития. Регионам нужен больший простор для проведения эффективных решений в целях повышения уровня жизни наших людей – соответственно, достаточно ресурсов для того, чтобы эти полномочия осуществлять.

Решать такие вопросы нужно с полным пониманием последствий как в краткосрочной, так и в более отдалённой перспективе. Возможно, потребуется и дифференцированный подход в зависимости от готовности регионов принимать дополнительные полномочия. Можно было бы начать и с каких-то пилотных проектов.

На мой взгляд, нам уже давным-давно пора признать, что Россия настолько сложна как федерация, что мы не должны стесняться учитывать эти различия более тщательно, создавая дифференцированные правовые, инвестиционные и, может быть, даже налоговые режимы в отдельных регионах. Я со всеми присутствующими говорил об этом не единожды. Давайте на этот раз по-серьёзному обсудим и этот вопрос.

Обозначу самые главные подходы и самые главные проблемы предстоящей децентрализации.

Первое – это увеличение числа полномочий, делегированных с федерального уровня на региональный. В ряде случаев исполнение отдельных федеральных полномочий на региональном уровне может быть более эффективным.

Кроме того, регионы должны получить право ставить вопрос о делегировании им таких полномочий. Нужно представить предложения о перечне таких вопросов. Естественно, это должно быть согласовано с регионами.

Второй вопрос, или вторая тема, – это совершенствование собственно межбюджетных отношений. И здесь не должно быть какого-то формального подхода. Финансовая децентрализация должна дать регионам не какие-то крохи, которые впоследствии все мы будем совместно делить, а существенные дополнительные средства для полноценной работы. Только в этом случае эта децентрализация имеет смысл.

Кроме того, регионам надо предоставить больше самостоятельности в распоряжении средствами федеральных субсидий. То же относится и к отношениям регионов с муниципалитетами. Необходимо подумать о степени такой самостоятельности и продумать механизм реализации этих полномочий.

Сейчас практикуется выделение отдельной субвенции под каждое делегируемое полномочие. Таких субвенций уже 21 на сегодняшний день. Рабочей группой по финансовым, налоговым вопросам и межбюджетным отношениям предлагается консолидировать федеральные средства в рамках так называемой единой субвенции. В этом контексте следует обсудить и сами механизмы финансирования, и законодательные гарантии.

Нужно избавить регионы от опасений, что не все переданные полномочия будут обеспечены необходимыми финансами. Этого категорически допустить нельзя. В этом смысле это как раз может быть важнейшей темой для разговора.

И, наконец, третий вопрос – расширение источников доходов региональных и местных бюджетов, в том числе собственных источников, причём на реализацию как возможных полномочий, так и уже существующих полномочий, коих очень немало и которые тоже, как мы знаем, финансируются далеко не везде безупречно. В своем Послании я говорил о том, что объёмы дополнительных источников доходов региональных и местных бюджетов, в том числе собственных, могут составить (в определённой перспективе, конечно) до одного триллиона рублей. Но эти источники мы с вами, уважаемые коллеги, ещё должны найти. Есть целый перечень предложений, где можно искать эти источники, включая перераспределение ряда налогов и отмену некоторых федеральных льгот.

Я готов сегодня послушать все аргументы за и все аргументы против соответствующих предложений. Рассчитываю на то, что у нас с вами будет содержательное обсуждение.

Сейчас я предоставлю слово двум заместителям Председателя Правительства – вице-премьерам, которые возглавляли соответствующие группы.

Слово для выступления имеет Дмитрий Николаевич Козак.

Д.КОЗАК: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! Коллеги!

Прежде чем говорить о предложениях по дальнейшей децентрализации властных полномочий, мне представляется необходимым напомнить о тех решениях по рассматриваемому вопросу, которые были приняты девять лет назад именно здесь, в этом зале, на заседаниях Государственного совета и его президиума. Тогда, к началу 2000-х годов, сложилась крайне запутанная во многих сферах (особенно в социальной), практически тупиковая ситуация в части исполнения государственных и муниципальных функций. За неимением времени не буду говорить о множестве организационных, правовых коллизий, накопившихся к тому времени, которые приводили к размыванию ответственности, когда функции государства либо дублировались на различных уровнях власти, либо проваливались между этими уровнями и не исполнялись вовсе. Но самая главная проблема, на которую хотел бы обратить внимание сегодня, с которой мы столкнулись в начале 2000-х годов, – это повсеместная, прежде всего на уровне федерального парламента, практика законодательного установления расходных обязательств, не обеспеченных финансовыми возможностями.

На начало 2000-х годов размер годовых накопленных обязательств, не обеспеченных финансовыми средствами государства, к тому времени достиг шести годовых бюджетов страны – со всеми известными последствиями, прежде всего для органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, которые не вылезали из судов, доказывая, что денег для выполнения возложенных на них функций в пяти из шести случаев нет. Именно поэтому в сентябре–ноябре 2002 года на заседаниях Государственного совета (при непосредственном участии многих из здесь присутствующих в зале) были закреплены базовые принципы современной организации государственного управления на региональном и муниципальном уровнях.

Через механизм разделения полномочий органов государственной власти регионов и муниципалитетов различных типов на собственные и делегированные полномочия был установлен запрет на принятие вышестоящими органами власти решений, порождающих расходные обязательства органов власти нижестоящего уровня без передачи необходимых доходных источников. Этот ключевой элемент в механизме федеративных отношений нашей страны сегодня продолжает действовать и в целом доказал свою эффективность. Несмотря на активную нормотворческую деятельность в последние годы, несмотря на естественный соблазн вышестоящих органов власти решать какие-то вопросы государственного или муниципального управления за счёт нижестоящих органов, за счёт регионов и муниципалитетов, к настоящему времени у нас не возникла прежняя ситуация. Благодаря этому принципу, этому механизму не возникла прежняя ситуация с нефинансируемыми мандатами.

Почему я вынужден сегодня на этом акцентировать внимание? Потому что в процессе обсуждения этих вопросов с лета этого года вновь зазвучали предложения о том, чтобы рассматривать вопросы разделения полномочий и распределения ресурсов раздельно, параллельно, отдельно друг от друга, предоставить больше прав федеральным органам власти, федеральному парламенту регулировать собственные региональные полномочия и снять ограничения с федерального уровня по вмешательству в право регионов самостоятельно распоряжаться собственными бюджетами и самостоятельно определять приоритеты в собственных расходах.

Тем не менее сегодня, несмотря на проведённую значительную работу, начиная с 2004 года принято множество федеральных законов, которыми – дополнительно к тем 40–41 переданных регионам на начальном этапе в качестве собственных – передано более 150 полномочий субъектам Российской Федерации: 54 дополнительных – в качестве собственных полномочий, и 105 – в качестве делегированных. Это значительный объём полномочий, он прежде всего касается функций исполнительно-распорядительного характера, в основном в социальной сфере, в некоторых случаях – в экономических областях, например в сфере лесных отношений, водных отношений.

Финансовое обеспечение реализации делегированных полномочий, как уже было сказано, финансируется в рамках 21 субвенции, общий объём которых составляет более 200 миллиардов рублей. На следующий год запланированный объём субвенций составляет 250 миллиардов рублей.

Следует также отметить, что в реализации федеральных делегированных полномочий никаких существенных сбоев за этот период в связи с исполнением их региональными, а не федеральными органами власти на местах, никаких сбоев не произошло, несмотря на предостережения, звучавшие каждый раз при передаче на региональный уровень полномочий.

Тем не менее сегодня процесс разграничения нельзя считать завершённым. Значительное число властных полномочий, в первую очередь контрольно-надзорных, оказывающих существенное влияние на социально-экономические процессы в регионах, на инвестиционный климат, по-прежнему осуществляется территориальными органами федеральных органов исполнительной власти. Численность этих органов превышает сегодня как численность служащих региональных органов власти, так и численность муниципальных, а количество их в территориальных структурах федеральных органов власти различной ведомственной принадлежности сегодня составляет 2700 по стране в целом или от 30 до 40 – в различных субъектах Российской Федерации.

Такое количество структур центрального правительства на территориях – мне во всяком случае – не известно нигде в мире. Даже во Франции (может быть, она рекордсмен по централизации), где значительное количество функций государства на территориях реализуется непосредственно центральным правительством, эти функции не реализуются разобщёнными по ведомствам территориальными органами, а собраны в префектуры, и ответственность за их реализацию и за социально-экономическое развитие региона, департамента осуществляет одно лицо – префект.

Таким образом, несмотря на определённые преобразования, система управления на региональном уровне по-прежнему страдает существенными недостатками. Это прежде всего отсутствие и объективная невозможность введения действенного механизма управления территориальными органами, который способен обеспечить их эффективную работу, прежде всего их ответственность за социально-экономическое развитие территории, а их вклад в социально-экономическое развитие, вклад плохой или хороший, в инвестиционный климат на территории огромен.

Вместе с территориальными подразделениями федеральных естественных монополий территориальные органы федеральных органов исполнительной власти составляют преобладающую экономическую власть на территории. Во многих случаях неоптимальные штаты и схемы размещения территориальных органов не могут учесть особенности расселения регионов, особенности транспортной инфраструктуры регионов, а от этого напрямую зависит и доступность, и качество оказываемых соответствующих услуг.

На сегодняшний день также существенно более низкая [зарплата]: мы в своё время, в 2004 году, решали этот вопрос и оставили работников территориальных органов с гораздо более низкой зарплатой, чем работников центральных аппаратов и работников региональных и муниципальных органов власти. Сегодня, по сведениям экспертов, заработная плата работников территориальных органов составляет всего 50 процентов от уровня заработной платы работников органов государственной власти субъектов Российской Федерации, даже муниципальных образований. Это, естественно, не позволяет этим органам конкурировать на рынке и набирать высокопрофессиональные неподкупные кадры, а это в свою очередь порождает известные негативные явления.

Кроме того, следует также отметить, что в последние годы, когда принимались решения о передаче, делегировании полномочий, они нередко являлись компромиссом с узковедомственными интересами. Многие федеральные органы исполнительной власти стремились во что бы ни стало, несмотря на делегирование полномочий, сохранить на территориях территориальные органы, поэтому полномочия на территориях в ведении органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации передавались только частично. В результате мы имеем во многих случаях дублирование полномочий, выполняемых федеральными и региональными органами исполнительной власти на территориях.

В силу изложенных причин мне представляется, что к настоящему времени назрела – я бы даже сказал, перезрела – необходимость сделать более радикальный шаг в децентрализации властных полномочий. Представляется, что сегодня наши возможности по существенному расширению состава собственных полномочий, по которым регионам предоставляется полная самостоятельность в правовом регулировании соответствующих отношений и по которым мы допускаем дифференциацию стандартов, правил в зависимости от территории, уже исчерпаны. Все те полномочия, которые можно было бы передать на региональный уровень, были переданы в предшествующие годы.

Поэтому сегодня предлагается упор сделать прежде всего на делегировании регионам федеральных полномочий за счёт передачи контрольно-надзорных и исполнительно-распорядительных полномочий в целом ряде сфер. Они перечислены, я не буду их перечислять, речь идёт о санитарно-эпидемиологическом, ветеринарном надзоре, экологическом надзоре. Кто, как не территории, не руководители регионов, в самой большой степени заинтересованы в санитарно-эпидемиологическом либо экологическом благополучии территории; кто, как не руководитель территории, может организовать наиболее эффективное исполнение этих полномочий.

Я хочу подчеркнуть, что речь идёт только о том, что сегодня необходимо решить эту задачу комплексно и передать в ведение руководителей регионов все полномочия территориальных органов федеральных органов исполнительной власти в указанной сфере с тем, чтобы упразднить как таковые территориальные органы на местах и эти функции возложить на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Разумеется, есть исключения. Предполагается передать восемь таких территориальных органов в ведение субъектов Российской Федерации, и руководители регионов должны сами принять решение о дальнейшей судьбе этих органов, о дальнейшей судьбе их руководителей и взять на себя ответственность за выполнение соответствующих полномочий. Разумеется, при этой передаче исключения должны составить полномочия тех федеральных органов, которые осуществляют контроль и надзор за деятельностью самих региональных органов власти.

Это такие, как Росфиннадзор, Федеральная антимонопольная служба, правоохранительные органы – их функции по расследованию, раскрытию преступлений, функции в сферах обороны и безопасности государства. Эти федеральные структуры имеют весьма ограниченное число на территориях, и их необходимо, наоборот, укрепить, обеспечить всем необходимым в материальном плане, прежде всего с тем, чтобы сохранить их независимость и объективность при выполнении собственных функций. К ним с федерального уровня должно быть особое внимание и особый контроль.

В целом, как я говорил, предлагается передать более 100 полномочий на региональный уровень, осуществляемых более 220 тысячами федеральных служащих в 18 министерствах и ведомствах. Территориальные органы восьми ведомств предлагается передать в ведение субъектов Российской Федерации. По предварительным расчётам, ежегодные расходы федерального бюджета только на денежное содержание этих служащих составляют 67,5 миллиарда рублей. И нам следует исходить из того, что руководители регионов, обладая необходимой политической ответственностью, административными и политическими рычагами, гораздо эффективнее (я хочу акцентировать на этом внимание) могут выполнить эту функцию и организовать её исполнение – любую федеральную функцию, чем руководитель любого территориального органа, который подобран по разным критериям, оценкам и так далее.

С передачей указанных полномочий у руководителей регионов появится реальная возможность более существенно оказывать влияние на социально-экономическое развитие региона и нести полную ответственность за результаты работы, за конечные результаты работы по экономическому развитию территории. Для того чтобы стимулировать эту ответственность, стимулировать эту работу, стимулировать мотивацию к развитию территорий, целесообразно усилить инструменты поощрения субъектов Российской Федерации на федеральном уровне.

Как мне представляется, необходимо увеличить объём введённых в этом году федеральных грантов, которые передаются регионам за наращивание экономического потенциала и расширение налоговой базы. Уместно также рассмотреть возможность оставления на территориях части получаемых дополнительных доходов от федеральных налогов и сборов – не нефтегазового, конечно, характера. И в связи с этим, в связи с такими стимулами считаю, что в перспективе возможно рассмотреть вопрос о передаче на региональный уровень и налогового администрирования, как это ни кажется для многих федеральных органов исполнительной власти неосуществимым в принципе.

Необходимо также пересмотреть (накопленный опыт это показал) и условия передачи федеральных полномочий на региональный уровень. Предлагается отказаться от мелочной бюрократической опеки со стороны федеральных инстанций действий руководителей региональных органов исполнительной власти, предоставить им больше самостоятельности, чтобы у них было больше ответственности за реализацию соответствующих полномочий. Предлагается исключить из действующего законодательства (сегодня это предусмотрено) согласование с федеральным центром, с федеральными органами исполнительной власти структуры органов исполнительной власти регионов, которые будут выполнять делегированные полномочия, согласование кандидатур руководителей. Структура подразделений администрации – это компетенция руководителя региона. Он должен набирать свою команду и за эффективность своей работы отвечать перед федеральным центром непосредственно.

Необходимо, как уже говорилось, отказаться от предоставления индивидуальных субвенций под каждое полномочие. Эти 250 миллиардов рублей, которые есть сегодня, и 67, которые предлагаются к передаче, суммировать, передать единые субвенции, предоставив право регионам самим определять приоритеты при распределении этих субвенций между территориями и оставлять в случае, если они будут эффективно работать, при эффективном выполнении полномочий оставлять экономию у себя.

В то же время, поскольку за федеральными органами исполнительной власти, чьи полномочия передаются на уровень территорий, остаётся ответственность за их реализацию в целом по стране, предлагается усилить влияние и возможности федеральных органов исполнительной власти. Это прежде всего возможность давать поручения региональным органам исполнительной власти, отменять явно незаконные акты, координировать деятельность руководителей регионов в тех случаях, когда требуются скоординированные действия, синхронные действия нескольких или всех субъектов Российской Федерации.

Предлагается также наделить полномочиями руководителей федеральных органов исполнительной власти вносить представления руководителям регионов с тем, чтобы отстранять от должности назначенных ими же руководителей своих структурных подразделений, которые систематически нарушают закон, а в крайних случаях, когда закон не выполняется, вносить представления в Правительство, а Правительство – Президенту Российской Федерации о досрочном прекращении [полномочий] руководителя соответствующего региона, если никакие меры не помогли. Это может стать одним из оснований досрочного прекращения полномочий руководителя региона, в том числе и будущих выборных руководителей.

Уважаемые коллеги! В завершение хотел бы также несколько слов сказать о возможном способе реализации этих предложений.

Сегодня статья 77 Конституции предусматривает, что федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в пределах делегированных полномочий (я несколько упрощаю, но это одно и то же) составляют единую систему, поэтому все полномочия по руководству федеральными министерствами и ведомствами деятельностью руководителей регионов в части делегированных полномочий абсолютно правомерны.

Представляется, что можно сегодня с тем, чтобы эту проблему оперативно решить, передавать делегированные полномочия не федеральным законом, а актами Президента и Правительства, в зависимости от того, в чьём подчинении находится соответствующий федеральный орган исполнительной власти. Это позволило бы нам оперативно подготовить нормативно-правовую базу с тем, чтобы уже в середине [года] – по некоторым полномочиям, по другим – к концу года с разной степенью интенсивности решить вопрос о передаче полномочий на региональный уровень. Уверен в том, есть внутреннее глубокое убеждение, что такая работа даст свой положительный результат несомненно.

Спасибо за долготерпение и за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Александр Геннадьевич Хлопонин.

А.ХЛОПОНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета!

Современный российский федерализм построен на принципе чёткого определения сфер ответственности всех уровней публичной власти. Предметы совместного ведения Российской Федерации, субъектов Российской Федерации являются как раз той сферой общественных отношений, в которой в первую очередь должны применяться принципы разграничения полномочий.

Следует признать, что в полной мере реализация конституционного механизма разграничения полномочий между органами государственной власти, а также органами местного самоуправления началась в рамках федеральной и муниципальных реформ в 2000-е годы. Вместе с тем сложившаяся практика разграничения полномочий и их ресурсного обеспечения, безусловно, требует дальнейшего совершенствования, поскольку ряд полномочий должным образом не закреплён и финансово не обеспечен.

В соответствии с Вашим, Дмитрий Анатольевич, поручением рабочей группой по финансовым и налоговым вопросам, по межбюджетным отношениям подготовлены соответствующие предложения по разграничению доходов по уровням бюджетной системы Российской Федерации и по изменению порядка предоставления отдельных видов межбюджетных трансфертов.

Что касается тех вопросов, которые осветил в своём докладе Дмитрий Николаевич Козак о передаче полномочий, предлагается перейти на единую субвенцию, при этом такой переход предлагается осуществлять поэтапно и начать с консолидации средств в рамках государственных программ, которые координируются соответствующими федеральными органами исполнительной власти. А в последующем с учётом практики реализации возможен переход уже на единую субвенцию.

При этом субъектам Российской Федерации целесообразно предоставить право самостоятельно определять объёмы расходов по каждому из направлений использования субвенций, а также определять приоритеты использования средств. Целесообразно также предоставлять право субъектам Российской Федерации осуществлять расходы на исполнение переданных полномочий и за счёт собственных средств. При этом предлагается оценивать достижения целей предоставления субвенций на основе показателей результативности, утверждённых Правительством Российской Федерации.

Второе направление, над которым сконцентрировалась рабочая группа, – это вопросы, связанные с укреплением доходной базы бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов. И в этой связи предлагается ряд направлений, ряд мер для повышения и для стимулирования, прежде всего это стимулирующее развитие экономики, фискальные меры, а также меры по совершенствованию межбюджетных отношений.

Что касается стимулирующих мер, рабочей группой предлагается ряд основных направлений.

Первое – это передача на региональный уровень налога на прибыль организаций в размере двух процентов и водного налога. Это позволит, по оценкам экспертов, увеличить доходы бюджетов субъектов Российской Федерации более чем на 240 миллиардов рублей. Однако мы все понимаем, что сегодня налог на прибыль распределяется неравномерно. И здесь мы с вами хорошо понимаем, что введение с 2012 года федерального закона о консолидированной группе налогоплательщиков позволит повысить равномерность распределения налога на прибыль организаций между регионами.

Второе предложение по стимулирующему развитию, которое предложено рабочей группой, – это предложение по передаче, возможности направления в распоряжение регионов части годового прироста НДС: например, 50 процентов прироста НДС может составить около 200 миллиардов рублей по году. Это из тех предложений, которые нам были представлены. При этом необходимо тщательно проработать механизм указанного распределения средств между регионами с учётом интересов всех участников бюджетного процесса. Как вариант такого распределения, может быть использован механизм в форме дотаций регионам, достигшим наилучших результатов в развитии собственного экономического потенциала.

Следующее направление по стимулированию. Предлагается продолжить практику предоставления поощрительных дотаций регионам, которые по итогам достигли наилучших результатов в сфере развития предпринимательства и привлечения инвестиций. Как пример, на эти цели из федерального бюджета предусмотрено 10 миллиардов рублей.

Что касается фискальных мер, которые предлагаются для того, чтобы увеличить собственную доходную базу субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Первое – это, безусловно, оптимизация и частичная отмена льгот по региональным и местным налогам, которые установлены федеральным законодательством. Это позволит увеличить доходы бюджетов субъектов Российской Федерации ещё приблизительно на 200 миллиардов рублей. Речь идёт о льготах по налогам на имущество и земельному налогу, которые предоставлены в отношении земельных участков, предназначенных для нужд обороны, гражданской обороны, обеспечения безопасности, охраны правопорядка, таможенных нужд субъектов естественных монополий. При этом следует иметь в виду, что отмена указанных льгот не должна привести к росту тарифов на услуги естественных монополий и необходимости дополнительного субсидирования государственных организаций.

Предлагается подготовить план поэтапной отмены с 1 января 2013 года льгот, установленных на федеральном уровне, и изъятия из объектов налогообложения по региональным и местным налогам, в том числе: по налогу на имущество организаций – в отношении имущества субъекта естественных монополий; земельному налогу – в отношении земельных участков, ограниченных в обороте в соответствии с законодательством Российской Федерации. Эту работу следует провести с максимальным вниманием к нуждам регионов, муниципалитетов и организаций, ещё раз тщательно проанализировать эффективность устанавливаемых федеральным законодательством льгот по региональным и местным налогам.

Следующее предложение – это передача регионам акцизов на этиловый спирт, табачную продукцию, легковые автомобили, мотоциклы, спиртосодержащую продукцию, автомобильный бензин, прямогонный бензин, дизельное топливо, моторные масла для дизельных и карбюраторных инжекторных двигателей, производимых на территории Российской Федерации.

По оценкам экспертов, общий объём поступлений от данных акцизов в региональные бюджеты может составить ещё свыше 170 миллиардов рублей. При этом предлагается перераспределять поступающие в федеральный бюджет доходы от указанных акцизов между регионами пропорционально численности проживающего в них населения.

Следующее. В целях увеличения доходов региональных и местных бюджетов предлагается начать с 2013 года поэтапный переход на взимание единого налога на недвижимость взамен земельного налога и налога на имущество. Для введения единого налога на недвижимость необходимо ускорить работу по формированию государственного кадастра недвижимости, законодательно урегулировать вопросы, связанные с определением кадастровой стоимости объектов недвижимости и порядком проведения государственной кадастровой оценки, внести соответствующие изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации.

Единый налог на недвижимость предлагается вводить поэтапно и начинать с тех субъектов Российской Федерации, где проведён кадастровый учёт и утверждены результаты кадастровой оценки объектов недвижимости.

Далее. В качестве дополнительных источников доходов региональных и местных бюджетов предлагается предоставить регионам и муниципалитетам право устанавливать штрафы и сборы, перечень которых должен быть утверждён федеральным законодательством.

Далее. Предлагается рассмотреть вопрос об уплате налога на доходы физических лиц по месту жительства налогоплательщика, а не по месту учёта налогового агента. Реализация данного предложения приведёт к укреплению доходной части значительного числа региональных и местных бюджетов. Однако это может негативно отразиться на доходах отдельных субъектов Российской Федерации с высокой бюджетной обеспеченностью.

Следует отметить, что уплата налога на доходы физических лиц по месту жительства налогоплательщика потребует кардинальных изменений в его администрировании.

Что касается мер по совершенствованию межбюджетных отношений, предлагается следующее направление.

Во-первых, осуществлять ежегодное индексирование средств Фонда финансовой поддержки регионов на индекс-дефлятор аналогично индексу других расходных обязательств федерального бюджета, что позволит повысить уровень бюджетной обеспеченности субъектов.

Второе. В целях перераспределения дотаций Фонда финансовой поддержки регионов в пользу субъектов Российской Федерации с наименьшим уровнем бюджетной обеспеченности целесообразно уточнить действующую методику распределения указанных дотаций. Предлагается установить предельный уровень выравнивания бюджетной обеспеченности в размере до 85 процентов вместо 100 процентов.

В настоящее время финансовая поддержка оказывается тем же регионам, у которых расчётная бюджетная обеспеченность составляет почти 100 процентов, то есть близка к уровню регионов-доноров. Это приводит к тому, что 10–15 регионов получают финансовую помощь, которая не оказывает существенного влияния на их финансовое состояние и лишает стимулов становиться донорами. Предлагаемое уточнение позволит сократить с 70 до 60 число субъектов Российской Федерации, получающих дотации, и увеличить с 13 до 23 количество регионов-доноров, и высвободить дотации в объёме более восьми миллиардов рублей для направления регионам с объективно низким уровнем бюджетной обеспеченности.

Следующее. В целях повышения эффективности использования регионами субсидий из федерального бюджета необходимо осуществлять оптимизацию и консолидацию субсидий, направляемых на софинансирование региональных и муниципальных расходов. При этом предлагается применять принцип предоставления единой субсидии в рамках каждой государственной программы с оценкой эффективности её использования в соответствии с целевыми показателями и индикаторами программы.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! В заключение я бы хотел отметить, что предлагаемые меры действительно позволят существенно увеличить долю региональных и местных бюджетов в консолидированном бюджете Российской Федерации. И в случае поддержки данных предложений считаю необходимым поручить Правительству Российской Федерации детально проработать все данные предложения с целью решения поставленной задачи по увеличению доходов региональных и местных бюджетов, но, безусловно, при сохранении сбалансированности федерального бюджета.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Александр Геннадьевич.

Пожалуйста.

В.МАТВИЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Сегодня мы обсуждаем вопрос, который, без преувеличения, один из ключевых в последовательном реформировании государственно-политической системы нашей страны. В своём недавнем Послании, уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы ещё раз подчеркнули, что децентрализация – это неотложное веление самой жизни.

Мы полностью поддерживаем Вас в этом: без децентрализации власти мы не можем всерьёз рассчитывать на повышение эффективности управления в федеративном государстве, динамики социально-экономического развития, успешного решения задач модернизации. И потому мы обязаны в полной мере отдавать себе отчёт в том, какая большая и сложная работа нас ожидает.

Речь идёт об изменении вектора развития государственно-политической системы, который доминировал на протяжении ряда лет в нашем государственном строительстве. Сегодня другое время, другие задачи, у страны другие возможности: по сути, предстоит совершить, можно сказать, манёвр стратегического значения переноса большего объёма исполнения полномочий на места, приближая их к людям.

Поэтому закономерно встаёт вопрос, а готовы ли к децентрализации сами территории, субъекты Российской Федерации, муниципалитеты? Хотят они её? Не решила ли всё Москва за них самих? Здесь присутствуют главы всех субъектов Российской Федерации, они могут дополнить или поправить меня. Я же хочу лишь отметить, что Совет Федерации как палата регионов с самого начала активно включился в работу по подготовке предложений по перераспределению полномочий между уровнями власти. Мы связались со всеми без исключения субъектами Российской Федерации, крупными муниципальными образованиями, собрали и изучили свыше 1000 поступивших от них мнений, соображений, предложений. Итоговый документ мы направили в рабочие группы Правительства Российской Федерации.

Основной результат нашего анализа обнадёживающий. Ни один субъект Российской Федерации не высказался против децентрализации, не выразил сомнения в её целесообразности. Подчёркиваю, ни один. Скажу больше – для меня, недавнего губернатора, знающего и понимающего, насколько узким был коридор возможностей в наших взаимоотношениях с федеральным центром, оказался неожиданным тот всплеск одобрения, поддержки, с которым губернаторский корпус встретил курс на децентрализацию. Значит, эта инициатива назрела, регионы её давно ждали. Значит, именно с ней они связывают ускорение своего развития, повышение качества жизни людей. Значит, федеральный центр вправе рассчитывать на их поддержку в осуществлении предстоящих преобразований.

Мы увидели в предложениях с мест и другой важный момент. Территории настроены на получение прав в вопросах действительно важных. Иными словами, субъекты, муниципалитеты – за реальную, а не декоративную децентрализацию. При этом речь в предложениях не шла о каком-то перетягивании каната, о каких-то амбициях регионов, а шла о передаче полномочий на те уровни власти, где они наиболее эффективно могут решаться.

Поддержка политики децентрализации снизу – важное, я бы сказала, может быть, решающее условие успеха, условие политическое. В то же время не менее важно правильно выстроить технологию децентрализации, закрепив её в виде системы законов, нормативно-правовых актов. В предложениях с мест это тоже присутствует. Я озвучу лишь несколько из них.

Децентрализация не может ограничиваться горизонтом центра регионов – должна охватывать также и местное самоуправление. Это естественно вытекает из того, что конечной целью реформы управления является улучшение условий жизни граждан, а оно складывается из деятельности органов власти всех уровней.

Не следует ограничиваться передачей полномочий только сверху вниз. Жизнь показывает, что имеются полномочия, которые целесообразно передать как раз от регионов на федеральный уровень.

Не кажется правильным использование при децентрализации исключительно процедуры делегирования полномочий, так как в этом случае для вышестоящего уровня власти сохраняется соблазн действовать в соответствие с известным принципом: хочу – дал, хочу – взял обратно. Такое положение расхолаживает регионы и муниципалитеты. Поэтому мы за то, чтобы передаваемые уровнем власти полномочия имели максимально возможный статус собственных полномочий, закреплялись за ними как неотъемлемые. Это повысит ответственность руководителей регионов и муниципалитетов за результаты своей работы.

Децентрализация имеет смысл и даст ожидаемые результаты – об этом все говорили, ещё раз хочу на этом остановиться – только при условии, что передача правовых полномочий будет органично связана с передачей источников финансирования, необходимых для их выполнения. Это вопрос вопросов. Мы поддерживаем Вас, Дмитрий Анатольевич, в том, что лучше вообще ничего не передавать, чем передавать полномочия без соответствующего финансирования. Это будет честнее.

Ситуация сейчас такова, об этом Вы также говорили, что для финансирования полномочий, намеченных к передаче регионам и муниципалитетам, бюджетам всех уровней не хватает примерно одного триллиона рублей. Так что потребуется кропотливая работа по совершенствованию бюджетного федерализма, Налогового кодекса, расширению доходной базы регионов и муниципалитетов, передаче части налоговых поступлений от наиболее равномерно распределённых по регионам налогов, например НДС.

Думаю, полномочия субъектам и муниципалитетам следует передавать поэтапно, синхронно, с определением источников их финансирования. В противном случае децентрализация сойдёт на нет, окажется просто дискредитированной, что недопустимо, так как у нас нет другого способа стимулировать территории к поиску и мобилизации собственных источников экономического роста.

Хочу отметить также, что децентрализация – это не только расширение возможностей регионов, это ещё и ответственность за их эффективное использование. Считаю, что переход к прямым выборам губернаторов населением будет этому способствовать.

Коротко о местном самоуправлении. Перечень полномочий муниципальных образований растёт год от года. Бюджетные же ресурсы муниципалитетов остались практически на прежнем уровне. Как гласит русская пословица, живёт на горке, а хлеба – ни корки. Наша палата выступает за передачу на муниципальный уровень части налогов и сборов, отмену льгот на федеральные земли, имущество. В регионах, где предпринимаются шаги по финансовому укреплению муниципалитетов, ситуация с местным самоуправлением постепенно выправляется.

Хочу сказать, что Совет Федерации в целом положительно оценивает итоговые документы, подготовленные рабочими группами Правительства. Мы очень многое в них поддерживаем. Однако ряд вопросов, по нашему мнению, нуждается в дополнительном обсуждении. Важно, чтобы при принятии решений чётко выдерживался принцип: за федеральными органами – регулирование, законодательное, нормативное обеспечение, а исполнение полномочий – в регионах и на местах.

Это позволит сократить большинство представительств федеральных органов в субъектах, федеральных чиновников, которые, имея разрешительные, согласовательные, контрольно-надзорные функции, не позволяют региональным и местным властям оперативно принимать необходимые для развития территорий решения, не говоря уже о коррупциогенной составляющей, дополнительных административных и финансовых обременениях для бизнеса и инвесторов. Мы проанализировали мировой опыт и увидели, что такого количества представителей федеральных структур в регионах нет ни в одной стране мира.

Необходимо полностью исключить практику принятия федеральных законов, влекущих дополнительные расходы регионов, не подкреплённых постоянными источниками финансирования. К сожалению, такие примеры не единичны. Отдали полномочия, на один год дали временную субсидию, а на второй год уже забыли о том, что её надо снова выделять.

Совет Федерации будет стоять на страже интересов регионов, строго следить за этим и не допускать впредь принятия такого рода законов – Вы нам дали такое поручение, Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович нам дал такое поручение, – эту практику надо полностью исключить.

Следующее. Мне кажется, в перераспределении полномочий надо идти смелее и дальше. Например, я считаю необходимым передать регионам управление государственным имуществом, в том числе и федеральным, которое не используется под федеральные функции, за исключением стратегического имущества.

Сегодня практически в каждом субъекте Федерации десятилетиями стоят недостроенные полуразрушенные здания, неиспользуемые земли. И речь не только о Министерстве обороны, где наиболее остро стоят эти вопросы, это касается и других федеральных ведомств, и в первую очередь именно региональные власти заинтересованы в вовлечении этих объектов в хозяйственный оборот, в привлечении инвесторов.

Зачем Росимуществу из Москвы заниматься, да к тому же неэффективно, незаинтересованно, имуществом в такой огромной стране? Контролируйте, спрашивайте, но не сидите как собака на сене. Возможно, в перспективе следует и сбор налогов передать субъектам Федерации, это создаст мощную мотивацию наращивать налоговую базу, лучше и больше их собирать, а если ещё определённую часть от прироста налогов оставлять в регионах, то это умножит усилия местных властей и их заинтересованность.

И последнее, Дмитрий Анатольевич. Полномочные представительства Президента за прошедшие годы сыграли важную роль в приведении региональных законов в соответствие с федеральными в решении других актуальных задач. Под них в округах было создано 168 окружных федеральных структур, но сегодня ситуация изменилась, в таком виде они себя изжили. Может быть, с учётом курса на децентрализацию вместо полпредств создать в округах представительство, скажем, Минрегиона, своего рода ввести министров по делам территорий с чёткими функциями, с чёткими полномочиями. Они могли бы заниматься реализацией федеральных целевых программ в регионах, федеральной адресной инвестиционной программой, координировали бы социально-экономическое развитие территорий, выступали бы объективными в хорошем смысле этого слова лоббистами регионов в федеральном центре.

На сегодня кто быстрее добежит до Москвы, тот и получит строчку в ФЦП или ФАИП. Здесь часто отсутствует объективность. При этом министры по делам территорий не должны вмешиваться в компетенцию региональных властей. Каждый должен отвечать за своё, иначе размывается ответственность.

Наверное, не всем это предложение понравится. Возможны и другие решения. Но то, что существующая на сегодня система уже точно неэффективна с управленческой точки зрения, это факт. И, мне кажется, надо открыто, в том числе сегодня, обсудить этот вопрос и спросить мнение губернаторов. Главное, что у нас у всех есть общее понимание того, что реформа необходима. Её необходимо проводить взвешенно, без спешки, продуманно, тщательно подготовить, но и не затягивать.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Валентина Ивановна.

Никита Юрьевич Белых, губернатор Кировской области.

Н.БЕЛЫХ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Госсовета! Прежде всего скажу, что в общем и целом поддерживаю те предложения, которые были сделаны и в докладе Дмитрия Николаевича Козака, и Александром Геннадьевичем Хлопониным. Мы сейчас с коллегами обсуждали то, о чём говорила Валентина Ивановна, и в части института полномочного представителя, и по другим направлениям, в общем, мы, конечно, тоже поддерживаем.

Я принимал участие в заседании группы по подготовке предложений и могу сказать, что значительное сопротивление по передаче полномочий было как раз со стороны федеральных министерств, причём с аргументацией, что не справятся регионы с этими полномочиями, не смогут достаточно эффективно с ними работать. Я считаю, что это неправда, тем более у нас есть практика передачи полномочий и в современном периоде, а не только тех, о которых говорил Дмитрий Николаевич в своём докладе, то есть когда передавались в 2007 году полномочия по занятости населения, когда передавались полномочия в сфере лесных отношений по новому Лесному кодексу, мы специально проанализировали ситуацию.

Понятно, что сложно сравнивать с учётом кризисных периодов, но в целом и по занятости населения, и по лесным отношениям с передачей дополнительных полномочий на уровень региона ситуация значительно улучшилась. Вы, Дмитрий Анатольевич, в Послании Президента отмечали, что число безработных за последние два года сократилось почти на два миллиона человек, и сегодня в нашей стране уровень безработицы – один из самых низких в мире. Не случайно с 1 января 2012 года полномочия в сфере занятости становятся полностью региональными, потому что регионы свою эффективность доказали.

Ещё раз повторюсь, у регионов есть опыт успешного выполнения федеральных полномочий, и передача полномочий на уровень субъектов точно не приведёт к каким-то коррупционным явлениям или к бардаку. В конце концов у нас контролирующих структур всё равно хватает, и мы считаем, что эффективность как раз от этого может повыситься.

Ещё одна тема, которая заслуживает особого внимания и которая звучала в докладах, и я рад, что Совет Федерации в лице Валентины Ивановны [Матвиенко] на это обратил особое внимание, – это вопрос в связке: уровень региона – уровень муниципалитета. Эта тема не менее, а может быть, даже более значимая, чем вопрос передачи полномочий от федерального уровня на уровень региональный. И, возможно, потребуются очень серьёзные изменения, касающиеся вообще самой системы местного самоуправления, потому что регионы очень разные.

Мы с коллегами обсуждали и ситуацию взаимоотношений между поселениями и муниципальными районами, поэтому мне кажется, что этот вопрос заслуживает отдельного внимания и отдельного рассмотрения на заседании Госсовета с точно такой же подробной проработкой вопроса, потому что действительно просто передачей полномочий из федерального уровня на уровень регионов дело не ограничивается.

Наша задача в конечном итоге сделать так, чтобы и местное самоуправление стало, как написано в Конституции нашей страны, институтом для самостоятельного решения населением вопросов местного значения. Соответственно должны быть и структурные, и организационные преобразования для того, чтобы не только укрепить финансовую базу, но и в целом повысить возможности местного самоуправления по решению тех вопросов, которые перед ними стоят.

Специально хотел бы отфиксировать то, что прозвучало по поводу изменения администрирования налога на доходы физических лиц. Считаю этот вопрос принципиально важным, поскольку на сегодняшний день в условиях, когда агентом по уплате налога на доходы физических лиц является работодатель, конкуренции ни регионов, ни муниципалитетов, собственно говоря, за жителя, за гражданина не существует – есть конкуренция за место регистрации юридического лица. И в конечном итоге получается достаточно несправедливая ситуация, которая не справедлива не только в части взаимоотношения регионов между собой, но и внутри регионов среди местного самоуправления, поскольку значительная часть НДФЛ остаётся у них, когда люди живут, пользуются социальной, инженерной, транспортной инфраструктурой на территории своего муниципального образования, но формируют при этом налогооблагаемую базу другого муниципального образования. Такая же ситуация существует и во взаимоотношении между рядом регионов. То есть мы не создаём стимулов для муниципалитетов работать лучше и конкурировать за каждого гражданина.

Понятно, что подобного рода изменения действительно потребуют очень серьёзных правок в части администрирования – наверное, Министерство финансов будет каким-то образом возражать, но сама идея идеологически абсолютно правильная. Мы должны в конечном итоге сделать так, чтобы именно забота о гражданине стала главной целью муниципального образования.

И последнее, о чём я хотел бы сказать. Мне кажется, что одновременно с перераспределением полномочий надо провести ревизию и каким-то образом пересмотреть систему оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти. Я напомню, что эта эффективность сегодня оценивается по 330 показателям, а с учётом передачи полномочий логично предположить, что эффективность их исполнения тоже будет необходимо оценивать, а показателей, по нашим подсчётам, должно стать порядка 500.

Очевидно, что как-то разумно управляться с таким объёмом данных и эффективно оценивать по ним работу в регионах невозможно. Много есть вопросов и к самим показателям, мы понимаем, что многие из них зачастую противоречат друг другу, причём речь идёт не о технических накладках, а о системных вещах, когда регионы одновременно оценивают по снижению неэффективных расходов и удовлетворённости населения услугами.

Мы понимаем, что зачастую те меры, которые необходимо проводить, к сожалению, носят непопулярный характер, и надо понимать, что либо мы стремимся эффективно тратить бюджетные средства, либо стремимся всем понравиться в данный конкретный момент времени. Это не одно и то же. Я считаю, что как раз мы в данный момент находимся в начале нового политического цикла, и у нас есть возможность действительно проводить серьёзные и необходимые институциональные изменения, при этом для этого действительно требуется постоянное общение с обществом.

Я сам в субботу присутствовал на митинге, который проходил у нас в городе, я не знаю, кто ещё из моих коллег присутствовал, но диалог между властью и обществом совершенно точно должен быть. Общество готово слышать и воспринимать те предложения, те идеи, которые формулирует власть, если это делается достаточно чётко, с указанием конкретных сроков, планов и задач, которые стоят перед нашими совместными усилиями. А то, что только совместными усилиями власти и общества мы можем развивать государство, в этом ни у кого сомнений нет.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Дмитрий Николаевич Кобылкин, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа.

Д.КОБЫЛКИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания Госсовета! Хочу сказать несколько слов о взаимодействии органов исполнительной власти субъектов Федерации и территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти. От их слаженной и эффективной работы во многом зависит социально-экономическое благополучие регионов, уровень и качество жизни живущих там людей. Сегодня губернатор для жителей региона является главным чиновником, население не различает региональный он или федеральный. Поэтому наша личная ответственность перед жителями кратно возрастает.

Механизмов воздействия на качество работы территориальных органов мы, главы субъектов Федерации, практически на сегодня не имеем. В соответствии с Указом №773, принятым по итогам заседания Госсовета в Калининграде в 2005 году, главы регионов участвуют только в назначении руководителей территориальных органов. Сегодня явно назрела необходимость совершенствования механизмов этой совместной работы и расширения полномочий глав территорий в этой сфере.

Предлагаю наделить губернаторов правом контроля за осуществлением территориальными органами своих полномочий; дать нам возможность вносить предложения об отстранении от должности руководителей территориальных органов, по оптимизации их структуры, штатной численности; выработать – конечно, совместно – критерии оценки эффективности их деятельности и закрепить за ними обязанность по предоставлению отчётности руководителям субъектов Федерации; также разработать механизм урегулирования споров, возникающих разногласий. Считаю, что дополнительное наделение высших должностных лиц субъектов Федерации полномочиями как нельзя лучше согласуется с курсом на децентрализацию и укрепление политической системы, способствует реализации инициатив, заявленных Вами, уважаемый Дмитрий Анатольевич, в своём Послании.

Теперь о конкретном регионе. В Ямало-Ненецком автономном округе, как и в других субъектах Российской Федерации, образованы и работают многочисленные межведомственные советы, комиссии и совещательные органы, в состав которых входят руководители или представители федеральных структур. Это и комиссии по безопасности дорожного движения, профилактике правонарушений, противодействию экстремизму, коррупции, антинаркотическая комиссия и многие-многие другие. Для исключения дублирующих функций предлагаю провести оптимизацию координационных органов на местах. Это повысит эффективность их работы и уровень ответственности самих руководителей.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, прошу Вас рассмотреть возможность подготовки новой редакции Указа Президента о дополнительном расширении полномочий глав субъектов Российской Федерации.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Дмитрий Николаевич.

Артамонов Анатолий Дмитриевич, губернатор Калужской области.

А.АРТАМОНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания! С учётом того, что я работал в составе рабочей группы и согласен со всеми основными положениями, которые изложены в материалах к Госсовету, а также докладах сопредседателей, в выступлении Валентины Ивановны, я хотел бы остановиться лишь на некоторых абсолютно конкретных аспектах бюджетной налоговой политики, которые непосредственно влияют на развитие экономики, на мой взгляд.

В Послании Президента Федеральному Собранию чётко прозвучала мысль о том, что бюджетная политика должна поощрять стремление регионов к самостоятельному развитию. Об этом говорилось и в докладе Александра Геннадьевича, и Вы, Дмитрий Анатольевич, неоднократно об этом говорили. Это очень назревшее решение. И в том случае, если оно будет последовательно реализовано, что, конечно же, не вызывает сомнений, то и Россия в целом получит мощный импульс в своём движении вперёд.

О том, что неиспользованные резервы существуют, говорят результаты той инвестиционной политики, которую проводили некоторые регионы в последние годы. В результате они наращивали доходы, улучшались макроэкономические показатели, однако как только эти регионы стали расширять налоговую базу, им тут же сокращали финансовую помощь из федерального бюджета. Видя эту несправедливость, Правительство Российской Федерации приняло постановление о поощрении регионов, добившихся наибольшего роста налогового потенциала от развития несырьевых отраслей экономики, и это был очень прогрессивный шаг. Правительством утверждена методика определения претендентов на получение таких грантов. В результате у регионов появляется мощный дополнительный стимул к тому, чтобы развивать экономику и налоговый потенциал.

Возможно, для того чтобы сделать механизм финансового поощрения регионов более действенным, надо расширить круг получателей таких грантов. Такие высказывания есть и в докладе Александра Геннадьевича, об этом он говорил. К примеру, можно было бы поощрить все те регионы, которые находятся по уровню достижения прописанных в постановлении показателей выше средней величины. Но если такое решение будет принято, то тогда нужно, конечно, будет увеличить и объём средств на это премирование. Мультипликативный эффект от этой поощрительной меры, конечно же, многократно перекроет затраты, это абсолютно точно.

В дополнение к уже принятому постановлению Правительства я хотел бы предложить ещё один вариант стимулирования деятельности региональных властей к развитию своих территорий. Допустим, регион решил создать индустриальный парк или особую экономическую зону, это прекрасно. Однако, как показывает практика, для решения этой задачи требуется привлечение значительных финансовых ресурсов.

Вместе с тем выгоду в виде дополнительных налоговых поступлений получает не только региональный, а в первую очередь федеральный бюджет, а значит, было бы справедливым компенсировать часть затрат регионам в рамках таких проектов. Причём, чтобы избежать большого количества согласительных процедур, федеральный бюджет мог бы брать на себя свою часть расходов уже после реализации проекта, если регион на практике доказал его эффективность. Такой подход полностью исключил бы риски Правительства Российской Федерации с точки зрения возврата вложенных инвестиций и был бы более прозрачным по сравнению с тем, когда деньги выделяются вперёд.

Объём компенсации может быть жёстко привязан к конечному результату, который легко проконтролировать по конкретным критериям, например по росту поступлений не только в региональный, но и в федеральный бюджет. Сумел организовать успешную работу – Правительство оценит твои усилия, и ты можешь рассчитывать на солидарное участие. Не сумел – извини, это был твой риск.

Наверное, логично будет, что и управление развитием этими территориями также должны брать на себя регионы, в том числе и особые экономические зоны, как это происходит, например, в Китае, где только особых экономических зон в регионах создано более 1200, или в Турции, где давно успешно функционирует более 300 индустриальных парков. Причём, вообще говоря, даже необязательно выделять регионам в качестве софинансирования и финансовые средства. Достаточно было бы оставить на этих территориях согласованный процент от дополнительных поступлений в федеральный бюджет, которые будут образовываться от деятельности вновь созданных предприятий – резидентов индустриального парка или особой экономической зоны.

Целесообразность своего предложения я хотел бы проиллюстрировать на конкретном примере, а именно: эффективность вложения бюджетных средств в индустриальных парках Калужской области значительно превышает соответствующие показатели в существующих особых экономических зонах. Вполне возможно, что это произошло как раз потому, что мы развивали инфраструктуру этих индустриальных парков без привлечения федеральных средств и чувствовали свою ответственность за расходование каждой копейки, экономили на всём.

Однако в процессе этой работы Калужская область привлекла для создания индустриальных парков значительные кредитные ресурсы, в том числе и во Внешэкономбанке, и теперь бремя их выплаты и по их обслуживанию, конечно же, достаточно велико. Вместе с тем объём поступлений в федеральный бюджет с территории области только за последние пять лет вырос в 2,8 раза, а значит, это как раз тот случай, когда мы могли бы претендовать на участие в этих проектах Правительства Российской Федерации и на компенсацию хотя бы части наших затрат.

Думаю, все согласятся с тем, что соперничество между регионами за получение федеральной поддержки заставит нас в ещё большей степени заботиться об улучшении делового климата на территориях, а это как раз и является важной целью региональной политики любого государства, которое заботится о росте экономики.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста, Александр Александрович Жилкин, губернатор Астраханской области.

А.ЖИЛКИН: Уважаемые Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Валентина Ивановна задала вопрос, готовы ли субъекты принять полномочия, муниципалитеты. Отвечу, Валентина Ивановна, – готовы. И не по причине того, что не хватает власти, а для более эффективного и более оперативного решения многих проблем. Я хочу привести один для меня очень важный – для региона – пример.

Нам, слава Богу, по наследству от предков досталось огромное количество историко-архитектурного наследия, которое находится под непосредственным управлением Федерального агентства по имущества или Комитета по собственности. Так вот для того, чтобы отреставрировать, мне даже уже денег не надо, я не прошу у них, потому что они не выделяют. Но для того, чтобы согласовать, чтобы договориться, получить разрешение на реконструкцию, воссоздание для будущих поколений, по каждому зданию приходится обивать пороги в течение одного года.

И за пять лет отреставрировано 300 объектов, а нужно ещё 600. Я уже чувствую, что просто не смогу этот круг опять пройти, бегать и доказывать, тем более чиновникам, которые ни разу эти здания и не видели, хотя они находятся вроде на уровне управления. Поэтому – готовы.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в целом поддерживаю предложения рабочих групп, тем более что и Дмитрий Николаевич, и Александр Геннадьевич восприняли все наши предложения, за что я им благодарен, они включены, учтены в работе рабочей группы и вошли в предложения.

Я сконцентрирую своё короткое выступление только на совершенствовании межбюджетных отношений в рамках процесса оптимизации и разграничения полномочий, тем более Вы абсолютно правы, о них очень много говорили (и значительно говорили) на федеральном и региональном уровнях. Вы правы, необходимость изменения принципов бюджетного распределения должна проходить через призму придания стимулов для развития регионов.

Вот вроде в представленном докладе пропорции между федеральным и региональными бюджетами выглядят в пользу регионов: 49 на 51 по итогам 2010 года. И я соглашусь, несмотря на то, что налоговые доходы территорий ежегодно подрастают, но, честно скажу, исполнять эффективно уже переданные федеральные полномочия для субъектов Российской Федерации затруднительно. Как показывает практика, это серьёзно увеличивает нагрузку именно на региональный бюджет и не всегда реализуется копейка в копейку. В качестве примера: это проблемы предоставления жилья детям-сиротам, которые были в 2009 году переданы без финансового обеспечения, и, конечно, сегодня мне надо их решать побыстрее, при жизни желательно, но денег на это просто не хватает в сегодняшних условиях закреплённых за нами налоговых поступлений.

Поэтому мы предлагали и поддерживаем в выступлениях Александра Геннадьевича и Дмитрия Николаевича передачу части налоговых поступлений на региональный уровень, в частности нормативы отчисления по налогам на добычу полезных ископаемых, установление норматива отчислений от НДС в региональный бюджет, передачу на региональный уровень в полном объёме налога на прибыль и некоторые другие. Мы поддерживаем введение в налоговое законодательство новаций, связанных с созданием консолидированных групп налогоплательщиков, потому что для нас, для Астраханского региона это была конкретная многолетняя проблема. Я очень уважаю Сергея Семёновича [Собянина] и коллегу – губернатора Санкт-Петербурга [Георгия Полтавченко], но ряд моих главных налогоплательщиков налоги платят именно в этих двух субъектах, учитывая вертикально интегрированные структуры, которые представляют эти налогоплательщики.

Также новации связаны с уплатой НДФЛ по месту жительства налогоплательщиков. И ещё предлагаю, Дмитрий Анатольевич, всё-таки посмотреть, не пугаясь, и начать работу по отмене федеральных льгот по региональным и местным налогам. Для нас эта льгота составляет 12 процентов от регионального бюджета. И только отмена одной льготы по налогу на имущество даёт его возрастание на 50 процентов.

Плюс, я думаю, можно было бы эффективно поработать по Минобороне, потому что тогда они более быстро примут решение отдать многие земли, которые им не нужны, особенно в городах, где сконцентрированы основные их подразделения.

Предлагаю ещё такую новацию. Мне казалось бы возможным рассмотреть снижение ставки НДС при одновременном введении налога с продаж на эту сумму и передачу этих полномочий в местные органы власти. Это было в своё время, и муниципалитеты очень активно над этой темой работали, пополняя свою собственную казну.

Также актуальным, мне кажется, остаётся вопрос межбюджетных отношений в плане распределения дотаций на выравнивание бюджетов регионов. С учётом всех решений, которые были приняты на федеральном уровне, по повышению заработной платы бюджетных работников, особенно по созданию дорожных фондов, нагрузка на региональные бюджеты в 2012 году возрастёт, реально возрастает. При этом дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности по ряду регионов, в том числе в нашем, в 2012 году снижается.

В настоящее время большинство субъектов Российской Федерации получают дотацию из федерального бюджета, однако фактические расходы в расчёте на одного получателя бюджетных услуг, даже среди регионов, находящихся в равных условиях, значительно отличаются.

Поэтому я поддерживаю проводимую сейчас Министерством финансов Российской Федерации работу по разработке стандартов бюджетных расходов, что позволит, с одной стороны, поставить получателя бюджетных услуг в равные условия, независимо от места проживания, а с другой стороны, за счёт оптимизации бюджетных расходов сэкономить федеральные средства, направленные на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности регионов. Подобные предложения Министерству финансов направлены. Я знаю, что они их очень серьёзно рассматривают.

В целом же предлагаемые меры, на мой взгляд, позволят обеспечить финансовую устойчивость местных региональных бюджетов, стабильное исполнение принятых обязательств и передаваемых полномочий в условиях переходного периода как на региональном, муниципальном, так и на федеральном уровне.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Александр Александрович.

Олег Николаевич Кожемяко, губернатор Амурской области.

О.КОЖЕМЯКО: Глубокоуважаемые Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! Сегодня обсуждается очень актуальной вопрос децентрализации полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти. И здесь мы полностью поддерживаем со своей стороны и Дмитрия Николаевича, и Александра Геннадиевича, Валентину Ивановну в том, что вопрос этот назрел давно. Сегодня нужно приступить к его реализации, начав именно с инвентаризации федеральных законов, иных нормативно-правовых актов. Следует исключить из них отдельные нормы, закрепляющие расходные обязательства субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, предоставив им возможность самостоятельно определять целесообразность их установления в каждом конкретном случае.

Приведу пример. Действующим законодательством за нами закреплён и утверждён перечень объектов, подлежащих государственной охране. В нём указано, что наряду с объектами государственных органов, госохране подлежат также объекты местного самоуправления. Для муниципального образования такая услуга обходится в среднем в 5–7 миллионов рублей, а необходимости в таком виде охраны нет. В штате большинства сельских учреждений имеются сторожа.

Ещё один пример. Появились новые требования к обязательному ограждению школ без учёта специфики территории, на которой находится каждое конкретное учебное заведение. В большинстве случаев по этому поводу возникает закономерный вопрос: от кого загораживаться и зачем в глухой деревне строить забор стоимостью в несколько сотен тысяч рублей или миллионов, когда есть категория технических работников с заработной платой 4600? Может быть, целесообразнее на другие цели направить эти средства?

Далее – по детским садам. Мест явно не хватает, мы все боремся с этой проблемой, однако открытие группы дошкольников в школах с низкой наполняемостью тут же блокируется надзорными органами. Далеко не всегда оправданы их требования по установке дополнительного сантехоборудования, невозможность совмещать музыкальный и спортивный зал, разделение пищеблока по требованиям СанПиНа, и всё это создаёт дополнительные трудности, особенно в тех отдалённых населённых пунктах, где строить новый детский сад нецелесообразно.

Органы пожарного надзора также выдают свои требования, далёкие от реалий. К примеру, сейчас всем нужно снять решётки. Безусловно, это главное требование. До этого МВД говорило, что необходимо решётки на окна поставить. Сегодня по отдалённым населённым пунктам у нас закрываются единственные магазины, которые торгуют хлебом. «Почему?» – спрашиваю. – «Да потому, что не должно быть там печного отопления». Но там 200 человек проживают, каким образом тогда – этот магазин на дотациях находится, – как его содержать?

Точно так же на сельские клубы, где уже само здание обветшалое, требуются суперсовременные датчики пожарной охранной сигнализации. И, безусловно, руководители школ, клубов, иных учреждений решают это не по закону, а по уму, а это вызывает социальное напряжение между обществом, которое находится там, и теми законами, которые мы принимаем.

Глав поселений надзорные органы регулярно штрафуют, например, за отсутствие указателей к водоисточникам в населённом пункте, где проживает 300 человек, или за бродяжничество скота на территории этого сельского поселения с обязанностью найти пастуха и выделить территорию.

Административные штрафы применяются за отсутствие пандусов для инвалидов в бюджетных учреждениях, даже в сёлах, где нет инвалидов-колясочников, причём требования выписываются уже сейчас, в осенний период, чтобы до нового года это было сделано. Доходит до того, что руководители отказываются баллотироваться на глав поселений.

Расширение полномочий согласно 122-му Федеральному закону предполагало, что каждый уровень публичной власти исходя из имеющегося дохода будет самостоятельно устанавливать объём финансирования издаваемых законодательных нормативных и правовых распорядительных актов. На деле же к полномочиям субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения относится решение вопросов маттехобеспечения деятельности мировых судей.

Федеральные органы исполнительной власти устанавливают условия оказания государственных услуг, растёт оплата труда, стоимость коммунальных услуг, почтовых и иных. И содержание у нас мировых судей только без ремонта обходится порядка в 150 миллионов. Конечно, нужна субвенция из федерального бюджета.

Что касается 131-ФЗ, неоднократно вносили существенные изменения. За этот период полностью нам переданы, здесь говорили мои коллеги, полномочия по жилищной, социальной политике, по обеспечению государственных гарантий на получение доступа к бесплатному образованию, по регулированию тарифов и здравоохранению. Это приводит к несбалансированности бюджетов, а механизм формирования органов местного самоуправления остаётся прежним.

В результате только по нашей области в 67 муниципальных образованиях из 315 нет средств даже на собственное содержание аппарата управления. На эти цели приходится предлагать финансовую помощь из областного бюджета. Например, по одному из сельсоветов доходы составили 37 тысяч рублей за год, при этом расходные обязательства на содержание аппарата – 1,2 миллиона. И на такие дотации мы отдаём порядка 200 миллионов.

В связи с этим назрела необходимость расширить полномочия субъектов Российской Федерации в сфере организации местного самоуправления, укрупнения муниципальных образований в зависимости от численности населения, собственных доходов бюджетов поселений. Проведение это через референдум, как правило, чревато, это дорогостоящая долгая процедура, она не работает.

Также нужно пересмотреть действующие санитарно-эпидемиологические, строительные нормы и правила, иные нормативно-правовые акты с целью предоставления субъектам полномочий по регулированию вопросов, не имеющих отношения к угрозе жизни и здоровью граждан, в сфере образования, ЖКХ, культурной и социальной политики.

Есть ещё ряд примеров, скажем, по полномочиям в части проведения торгов по углю. Ведь парадокс состоит в том, что сегодня перечень месторождений угля, где можно вести добычу, формирует Роснедра, но для нас, для мелких месторождений, допустим, до двух миллионов тонн для нужд ЖКХ, надо эти полномочия отдавать на субъекты.

В связи с вышеизложенным считаю актуальным существенное сокращение количества территориальных органов федеральных органов исполнительной власти с передачей их полномочий субъектам Российской Федерации. Необходимо также провести соответствующее разграничение доходных источников для обеспечения сбалансированности бюджетов всех уровней. Эти меры позволят приблизить законодательные нормы к реалиям жизни в соответствии со спецификой территориальных особенностей каждого отдельно взятого субъекта Российской Федерации.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Уважаемые коллеги. Пожалуйста, есть ли желание что-то добавить к тому, что прозвучало?

Министрам я обязательно слово дам по понятным причинам. Есть ещё что-то у губернаторов? Пожалуйста, прошу Вас.

Е.САВЧЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Мне очень понравилось прозвучавшее здесь предложение Александра Александровича Жилкина, который сказал о том, чтобы заменить НДС налогом с продаж. Я бы пошёл в этом предложении ещё дальше. Сегодня все субъекты платят 18 процентов НДС. Я бы внёс предложение, чтобы восемь процентов налога на добавленную стоимость заменить тремя процентами налога с оборота. И три процента налога с оборота направить на формирование региональных дорожных фондов как источник финансирования.

Какие изменения при этом произойдут в консолидированном бюджете России?

Первое. Федеральный бюджет потеряет около 700 миллиардов рублей за счёт восьми процентов недополучения НДС. Региональные дорожные фонды получат три процента с оборота. Легко считать, у нас примерно 80 триллионов – где-то 2–2,5 триллиона рублей. Это в пять-семь раз больше тех средств, которыми мы располагаем. Возникает вопрос: нагрузка на экономику будет больше или меньше? Отвечаю как экономист – она станет меньше, потому что мы восемь процентов НДС заменили тремя процентами налога с оборота, а три процента – это меньше, чем восемь процентов НДС.

Считаю, что, получив таким образом этот мощный источник финансирования дорожного строительства, мы решим в течение пяти-десяти лет главную проблему – проблему бездорожья. Она намного важнее. Сегодня это номер один для Российской Федерации во всей иерархии проблем, даже тех, которые мы сегодня обсуждаем.

Если посмотреть ещё дальше на структуру затрат на строительство дорог, то здесь все губернаторы прекрасно понимают, что 60 процентов строительства – это материалы, а 40 процентов – это всё остальное. Если Правительство Российской Федерации ограничит уровень рентабельности тех, кто производит, скажем, инертные материалы, битум, уровнем рентабельности хотя бы 20–25 процентами – строительство дорог уменьшится в три-четыре раза. Стандартная четырёхполосная скоростная магистральная дорога будет стоить, в моём понимании, где-то не выше 100 – максимум 150 миллионов рублей один километр. Легко подсчитать, что мы можем в течение года строить 10 тысяч (кстати, как в Китае) километров высокоскоростных четырёхполосных магистральных дорог. В течение пяти лет мы соединим в России все областные центры такими дорогами, соответствующими евростандарту, а в течение 10 лет все районные центры, а может быть, даже пойдём и дальше.

Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, что такое бездорожье с экономической точки зрения? Мы теряем, а точнее, убиваем на своих дорогах 35–40 тысяч человек, миллион ежегодно делаем калеками, инвалидами. Если перевести это на экономические потери, это примерно один триллион рублей. Эксперты подсчитали, что от бездорожья мы теряем шесть процентов ВВП. В этом году 40 триллионов у нас, даже уже около 50 примерно, будет ВВП составлять; шесть процентов (легко подсчитать, три триллиона) – наши потери. Один плюс три – это четыре триллиона рублей.

Совершенно очевидно, что, затратив ежегодно два триллиона рублей на строительство дорог, пополнив региональные дорожные фонды, мы решим эту задачу и в течение 10 лет вообще увидим другую страну, а это, кстати, и авторитет власти. И я считаю, нет более важной проблемы, чем дорожное строительство в Российской Федерации. Это намного важнее даже тех лозунгов, которые, мы слышим, сегодня разносятся на площадях.

Я считаю, что нужно бы принять такое решение. Мы бы и страну успокоили, и экономику подняли. Дорожное строительство – это мощный стимул для развития нашей экономики. Прошу поддержать и принять это решение.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста.

Л.КУЗНЕЦОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Вкратце в целом поддерживаю предложение Дмитрия Николаевича и Александра Геннадиевича за исключением нескольких спорных вопросов.

По полномочиям. В перечне полномочий, который предлагается передать субъектам, есть полномочия, связанные с ликвидацией пожаров, кроме лесных я имею в виду. Я все-таки считаю, что за последние годы находящиеся у федерального центра полномочия позволили в большинстве субъектов Российской Федерации (не буду говорить за всех) все-таки навести порядок в этой сфере, действительно создав надежную систему защиты граждан, в первую очередь от бытовых пожаров, оснастив материально-техническую базу пожарных частей и создав единые правила и требования к качеству подготовки и формированию пожарных бригад. Все-таки опыт опускания их на субъектовый уровень, мне кажется, может нарушить эту позитивную практику, поэтому предлагаю еще раз проанализировать.

Второе – по подоходному налогу по месту жительства. Я бы, наоборот, выступил с предложением оставить его по месту работы, но при этом создав правила, что этот подоходный налог должен платиться по месту фактической работы, а не по месту регистрации. Это дает как раз стимул регионам создавать рабочие места, тот дополнительный источник налогового потенциала, который мог бы идти на выполнение или дополнительное финансирование тех полномочий, которые сегодня у нас есть и под которые не хватает денежных средств.

Единая субвенция и субсидия поддерживается также, но при условии все-таки действительно прозрачной и четкой методики, в том числе подлежащей ежегодной индексации. Потому что предыдущая практика (не раз отмечалось) показывала, это уже звучало в докладах, что полномочия и деньги передаются, но потом эта сумма остается константой, а ежегодно эти расходы действительно могут увеличиваться.

И самое последнее. Вы выступили с инициативой в своем вступительном слове по пилотным территориям. Мне кажется, Красноярский край мог бы быть такой пилотной территорией, учитывая его и географическое расположение, и протяженность, и наличие Крайнего Севера и юга, и крупных городов, и моногородов, и закрытых территориальных образований, и развитого сельского хозяйства, и высоких технологичных предприятий. Поэтому предлагаю рассмотреть нашу территорию как экспериментальную площадку.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Давайте еще двум нашим коллегам дадим из регионов высказаться, а потом я попрошу Антона Германовича выступить.

Пожалуйста.

О.КОРОЛЁВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Лишь одно предложение, но не по делегированию полномочий от федерального центра регионам, а о делегировании от регионов одного важного, на мой взгляд, возможно, я ошибаюсь, вопроса федеральному центру.

Каждая из стран, которые переживали период первоначального накопления капитала, лет через 20-30, не только в России, во всем мире приходили к тому парадоксу, что с развитием производительных сил накапливалась какая-то злоба у рабочих, у наемных работников. И все страны искали из этого выход. Я предлагаю выход, заключающийся в том, что сначала я его назову.

Развитию производительных сил всегда должен соответствовать уровень производственных отношений, если хотите, отношений в трудовых коллективах, отношений к наемным работникам, отношений к рабочим. Всегда эта функция бралась в развитых государствах, извините за грубость, наверх. Президент Рузвельт выступал каждый понедельник по формированию производственных отношений, вносил предложения. Народные предприятия, коллективные предприятия, где акции принадлежат 75 процентам работников, кооперативы, ведь ни одного молочного завода в Европе нет, чтобы он принадлежал какому-то олигарху, они принадлежат кооперативу. Или то же самое пожизненное трудоустройство – тема в Японии. Так вот у развитых стран эта функция всегда находилась, извините за грубость, наверху.

И я вношу предложение – внести в одну из функций Министерства экономического развития, как это было в великом рывке той же Японии (в Японии не экономическое чудо, в Японии чудо производственных отношений, там есть пожизненное трудоустройство, там олигархи не отказываются от социальной ответственности, там не говорят о социальной ответственности, а заставляют это делать), ответственность Министерства экономического развития (Министерство экономического развития торговли и промышленности Японии вошло в историю Японии как великий институт власти, позволивший обеспечить социальный капитал, социальную культуру отношений) в формировании политической поддержки и иных видов поддержки новым производственным отношениям среди трудящихся, трудовых коллектив, которые единственно способны снять напряжение в обществе.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Олег Петрович.

Пожалуйста.

О.ЧИРКУНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я нисколько не сомневаюсь, что тот шаг, который сегодня делается, правильный, и разговор о децентрализации полезен. Но вместе с тем хочу сказать, что как-то я без особого энтузиазма этот шаг сейчас воспринимаю. На то есть две причины.

Причина первая. Мы сейчас передаем субъектам Федерации рутинные функции. Вот есть рутинные функции, есть содержательные. На мой взгляд, мы передаем рутинные. Что это значит? К примеру, мы не будем иметь возможности регулировать, какой должен быть фельдшерско-акушерский пункт в населенном пункте, но у нас будет возможность контролировать, насколько он соответствует законодательству.

Фактически мы за эти годы должны будем провести огромную, колоссальную административную работу, понять административные регламенты контролирующих органов, явно сократить их вдвое для того, чтобы заплатить людям зарплату. Но есть масса содержательных вещей, которые мы в своем субъекте должны решить. Я считаю, что если эта нужная работа была бы сбалансирована содержательной, например, передали бы нам вузы или передали бы нам то, что раньше называлось «милиция общественной безопасности», то тогда понятно, что есть какая-то дополнительная содержательная работа, без которой мы не в состоянии дальше эффективно работать.

Вторая вещь, которая вызывает опасение, – мы огромный объем ответственности и полномочий сконцентрировали на государственных органах и на федеральном уровне, и на уровне субъектов Федерации. К примеру, когда идет подготовка к зиме объектов ЖКХ, все, начиная с Президента, этим занимаются. При этом у нас тысячи людей работают в муниципалитетах, но, честно говоря, они за это почти не отвечают, поскольку на уровне поселений у них две основные функции: благоустройство и культура. Если мы будем, на мой взгляд, продолжать нести ответственность за все, а не сможем делегировать что-то вниз, нас просто как бы разорвет эта ответственность.

То есть нам надо все равно как-то у населения воспитывать подходы, что есть вещи, за которые, во-первых, он отвечает сам перед собой, во-вторых, есть муниципалитет, который отвечает, и только после этого есть государство. Если мы будем делегировать не сверху вниз, как мы сегодня это делаем, а снизу вверх, и хотя бы что-то отдадим муниципалитетам, может быть, мы с этим справимся. В ином случае, на мой взгляд, у нас существуют огромные риски не справиться с этой задачей.

И последняя ремарка. Очень много говорим о делегировании полномочий на уровень субъектов Федерации. На мой взгляд, передача полномочий субъекту Федерации упрощает систему управления. Делегирование полномочий на уровень субъектов Федерации усложняет систему управления, то есть де-факто мы просто между теми органами, которые существуют, и федеральными органам, в серединку поставили губернатора с его ответственностью, но это скорее усложнило ситуацию. Нам стоит, на мой взгляд, подумать о том, чтобы большинство тех полномочий, о которых мы говорим, передать как собственные, и тогда система упростится.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Антон Германович, Вам слово.

А.СИЛУАНОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Действительно, межбюджетные отношения – это очень сложная и чувствительная часть государственного устройства и финансовой системы страны. Мы в 2005 году разграничили полномочия между уровнями власти, в первую очередь между федеральным уровнем и уровнем субъектов и муниципальным. За полномочиями, которые были определены, были закреплены соответствующие доходные источники.

Да, действительно, после 2005 года произошли изменения, и они касались и федерального уровня, и субъектового, и местного уровня. В первую очередь мы на федеральном уровне снизили налоговое бремя, отменили четыре процентных пункта по налогу на прибыль, мы передали ряд доходов с федерального уровня на субъектовый уровень.

Мы на федеральном уровне приняли значительные программы, приняли реформу пенсионной системы, которая оказалась очень затратной (триллион рублей дополнительно мы направляем из федерального бюджета Пенсионному фонду в виде трансфертов), мы серьезно увеличили расходы на укрепление нашей обороноспособности и безопасности, мы начали строить крупные проекты, такие, как Сочи, АТЭС и ряд других.

Да, действительно, и у субъектов Российской Федерации тоже произошли изменения. Мы видим, что большинство расходов субъектов Российской Федерации сегодня зарегламентировано нормативно обусловленными расходами, такими, как заработная плата. В некоторых субъектах Российской Федерации доля заработной платы составляет 40 и 50 процентов расходов бюджетов. Мы видим, что увеличены достаточно значительно требования по софинансированию расходов. Поэтому, конечно, есть напряжение как и в субъектовых бюджетах, так и есть существенное напряжение в федеральном бюджете.

Что сегодня предлагается? А предлагается несколько решений, которые заключаются в том, чтобы взять и передать доходы с федерального уровня на уровень региональный. По объему это примерно один процентный пункт валового внутреннего продукта. Что произойдет в результате?

Произойдет в результате: доходы у нас неравномерно ложатся. Поэтому, конечно, экономически развитые регионы, в которых существует развитый налоговый потенциал, получат, конечно, большую часть средств. И поэтому различие в социально-экономическом развитии субъектов Российской Федерации, в их бюджетной обеспеченности значительно возрастет. Значит, придется нам больше средств тратить на выравнивание бюджетной обеспеченности, с одной стороны.

С другой стороны, Федерация уменьшит свою доходную составляющую на один процентный пункт. Но давайте посмотрим, откуда эти деньги мы можем взять? Это может быть либо увеличение налогового бремени, о чем мы говорим, что это невозможно, это дестимулирует экономическое развитие; либо это увеличение заимствований федерального бюджета, это означает, что мы будем с рынка выбирать ликвидность и через бюджет перераспределять вместо того, чтобы эта ликвидность работала в виде кредитов на кредитование экономики, это наиболее эффективные у нас инвестиции; либо мы готовы перераспределить какие-то расходы внутри нашего бюджета.

Коллеги, здесь очень опасная на самом деле ситуация, потому что именно федеральный бюджет ответственен за макроэкономическую стабильность, потому что первые две возможности – это вопрос макроэкономической стабильности. Поэтому нам нужно с вами всегда рассматривать вопрос об увеличении доходной части бюджетов субъектов Российской Федерации с учетом, конечно, и расходных обязательств. Действительно, мы должны увеличивать и будем увеличивать доходную составляющую субъектов, но надо делать это осторожно, без нарушения общей экономической стабильности.

Что предлагается? В первую очередь мы говорим о том, что необходимо действительно отменять льготы, которые мы установили по местным и региональным налогам. Это уже 200 миллиардов рублей, это уже первый существенный шаг для того, чтобы наполнить региональные и местные бюджеты.

Второе. Мы согласны с тем, что надо давать больше субъектам Российской Федерации права маневра по своим региональным и местным налогам. Мы можем установить предельно максимальные и минимальные ставки, в рамках которых субъект Российской Федерации или орган местного самоуправления самостоятельно будет определять уже объем и ставки налогов. В этом направлении мы готовы двигаться.

Следующее. Мы согласны с тем, чтобы больше возможностей было у органов местного самоуправления взаимодействуя с налоговыми органами осуществлять администрирование местных налогов. Речь идет в первую очередь о выявлении незарегистрированного имущества, выявлении недостроев и так далее. Здесь очень большие резервы в части наполнения местных бюджетов.

Но мы не готовы говорить о том, чтобы налоговые службы создавались на субъектовом уровне. Это будет, по сути дела, дублирование. Мы сейчас неплохо справляемся. Налоговые службы на самом деле неплохо взаимодействуют с региональным уровнем. Вопросы есть по местным налогам. Это да, а здесь мы готовы идти на более тесное взаимодействие.

Далее. Мы согласны с тем, что надо предоставить больше прав субъектам Российской Федерации по установлению сборов, в первую очередь таких, как раньше были подушевые сборы на благоустройство территорий или аналогичные сборы. И это право должно принадлежать исключительно регионам без воздействия и вмешательства со стороны субъектов Российской Федерации.

Еще несколько вопросов, которые необходимо отметить. По итогам сегодняшнего обсуждения нужно решить, как нам передавать полномочия, об этом коллеги тоже говорили. Если мы передаем как делегированные полномочия, то мы это передаем вместе с финансовыми средствами. Если мы передаем как собственные полномочия, то мы готовы предложить пакет налоговых доходов для передачи субъектам Российской Федерации для реализации этих полномочий.

Здесь необходимо также определить и уровень нормативного регулирования этих полномочий – это будет Федерация или субъекты Российской Федерации. Если это собственные полномочия, значит, это субъект Российской Федерации должен регулировать нормативное и правовое законодательство. Это обязательный вопрос, который сегодня мы должны решить.

Вопрос о выравнивании бюджетной обеспеченности, так называемый фонд выравнивания бюджетной обеспеченности регионов. На самом деле, коллеги, предлагалось несколько вариантов: сократить уровень выравнивания со 100 процентов до 85, уменьшить количество получателей средств из этого фонда.

Тоже на самом деле спорный вопрос, но он, мне кажется, может рассматриваться как завершающий итог после разграничения полномочий, то есть давайте сейчас распределим полномочия, посмотрим, как дополнительные ресурсы лягут по субъектам Российской Федерации, в том числе когда мы будем отменять налоговые льготы, а фонд финансовой поддержки – это как завершающий этап уже общей настройки бюджетной составляющей Российской Федерации.

Поэтому нам кажется, что любое перемещение доходов с федерального ровня на субъектовый уровень должно все-таки в большей степени сопровождаться полномочиями. Ведь у нас единая бюджетная система, то есть если мы где-то заберем доходы, значит, надо чем-то восполнять или сокращать расходы. Пока мы не говорим об этом, о сокращении расходов.

Вообще считаю, что нам необходимо для субъектов Российской Федерации создать больше прав для маневра бюджетными ресурсами. В первую очередь учитывая то, что значительный объем расходов у субъектов Российской Федерации является нормативно обусловленным, мне кажется, правильнее больше говорить о том, чтобы предоставить возможность субъектам вводить адресность, вводить при распределении финансовых средств, при определении расходов категории нуждаемости получателей социальной помощи, потому что именно здесь у нас кроются значительные резервы в повышении эффективности бюджетных расходов.

Несколько комментариев по предложениям. НДФЛ по месту жительства. Коллеги, мы не возражаем против такой постановки вопроса. Да, действительно, будет период, когда необходимо будет усиливать, это усложнит администрирование. Но мы сами видели, есть несколько групп регионов, которые выступают как «за», так и «против». «За» выступают те, у кого нет созданной ресурсной базы в субъекте Российской Федерации, у кого мало экономического потенциала. А «против» – наоборот, где регионы создают свой налоговый потенциал, там и привлекаются доходы, в том числе и налог на доходы физических лиц. Те регионы, которые не создают свой налоговый потенциал, не привлекают инвесторов, там и нет у них доходов, в том числе и налога на доходы физических лиц. Здесь есть поле для дополнительной дискуссии, надо еще взвесить.

Замена НДС налогом с продаж. Коллеги, предлагалось уменьшить НДС на федеральном уровне и ввести налог с продаж на региональном, то есть это опять перераспределение доходов с федерального уровня на региональный. Есть проблемы с налогом с продаж, у нас уже была такая практика. Он высок и концентрируется в нескольких субъектах, в первую очередь это Москва, Московская область, Санкт-Петербург, где большой объем розничной торговли.

Проблемы в том, что все-таки была низкая собираемость, потому что налог с продаж взимается исключительно с продаж в розницу, а не в мелком опте. Здесь доказать, где мелкий опт, а где розница – всегда будет очень сложно и будет очень просто уходить от этого налога. Насколько это будет эффективно?

Еще раз коллеги, подчеркну, с тем чтобы ввести пять процентов налога с продаж, нам нужно отменить один процент НДС. Один процент НДС примерно стоит пять процентов налога с продаж. Но все равно это коснется доходов федерального бюджета. Мы опять должны будем передать эти доходы субъектам, что мы сейчас пока не поддерживаем.

Аналогичное было предложение о введении налога с оборота вместо НДС. Это вообще старая практика. Мы от этого ушли. Оборотные налоги крайне неэффективны, не стимулируют бизнес к развитию. Мне кажется, что это пройденный этап, и возвращаться к этому просто нецелесообразно.

Поэтому, уважаемые коллеги, мне кажется, что наращивать доходы бюджетов субъектов Российской Федерации – безусловно, задача поставлена, и мы ее будем делать. Но надо это делать постепенно, не в ущерб макроэкономической стабильности, потому что федеральный бюджет в первую очередь отвечает за общую экономическую ситуацию, за денежно-кредитную политику, за макроэкономическую стабильность, за ситуацию на финансовых рынках.

Поэтому просто взять и сказать, что давайте возьмем из федерального бюджета часть доходов и передадим регионам, а расходные обязательства и общую макроэкономическую ситуацию не будет обсуждать, это не тема сегодняшнего совещания. Так нельзя. Надо все делать сбалансированно. Поэтому мы готовы идти именно таким путем – постепенно наращивать доходы субъектов Российской Федерации.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Антон Германович.

Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.

Э.НАБИУЛЛИНА: Спасибо.

Я считаю, что и финансовая децентрализация, и передача полномочий с федерального на региональный уровень назрели. Начну с передачи полномочий.

Мы сегодня обсуждаем передачу полномочий между уровнями власти. Но мне кажется, нам нужно ещё наши предложения обязательно обсудить, если можно так сказать, с потребителями государственных функций и услуг, с бенефициарами, а это население и бизнес.

Если говорить о бизнесе, мы предлагаем передать полномочия для того, чтобы у регионов было больше возможностей улучшать инвестиционный климат. И здесь мнение бизнеса, предварительно прозвучавшее по ряду предложений, не совсем однозначное. Они опасаются, что будет и некоторая чехарда с передачей полномочий туда – обратно, что у нас бывало, а это дезорганизует иногда работу бизнеса, и хотят, чтобы это было прозрачно.

Кроме того, мы сейчас ведём работу по сокращению ряда контрольных и надзорных функций. И речь должна идти не о передаче с одного уровня на другой, а о системной работе по сокращению избыточных контрольно-надзорных полномочий. Во всяком случае, не надо передавать то, что мы собираемся уже сократить, и часть полномочий, предложенных к передаче, к таковым относится. Поэтому, на мой взгляд, эту работу нам перед принятием окончательных решений нужно проделать.

И второе, касающееся передачи полномочий. Нам всё-таки нужно их передавать вместе с чётким расчётом и обоснованием субвенций, если это делегированные полномочия, и с долгосрочным обеспечением этих субвенций, для того чтобы у регионов были все возможности эти полномочия в полной мере осуществлять.

Что касается подхода – передача в собственные полномочия или делегированные: я считаю, что мы, конечно, больше должны отдавать в собственные полномочия. По ряду полномочий, где у нас есть сомнения, можно в пилотном режиме, как и предлагалось, опробовать режим делегирования, и после того как мы видим, что эти полномочия нормально осуществляются на региональном уровне, передавать их полностью как собственные вместе с доходными источниками.

Я абсолютно поддерживаю всех, кто высказывался, и Антона Германовича [Силуанова], о том, что у нас должно быть больше свободы в расходных полномочиях, больше прав для финансового манёвра и меньше регулировать с федерального уровня то, как регионы осуществляют уже переданные полномочия.

Я также хотела бы отреагировать на несколько прозвучавших конкретных предложений. Было предложено передать в регионы управление государственным имуществом. Я считаю неправильным передавать управление государственным имуществом. Надо передавать само имущество, потому что отделять управление от собственности не совсем правильно.

У нас сейчас есть ответственность, и вводится ответственность собственника, в том числе за состояние объектов. Поэтому можно и нужно передавать и ускорять передачу самого имущества в регионы. Как в своё время у нас были неразграниченные объекты культуры, и мы с вами провели большую работу, ещё не завершили по разграничению памятников культуры. То же самое нужно делать с передачей собственности.

Я поддерживаю предложения, прозвучавшие от Анатолия Дмитриевича [Артамонова] по подходам к региональным особым экономическим зонам. Мы должны, на мой взгляд, именно развивать такой подход, потому что на первом этапе мы действительно отбирали федеральные зоны под обещания и опережающим образом финансировали инфраструктуру. Мы, думаю, уже созрели для того, чтобы поддерживать именно те регионы, которые вкладываются сами, и мы уже софинансируем не будущие обещания, а когда произведены действия и зоны создаются.

Что касается налога с оборота, я тоже считаю, что нельзя к этому возвращаться. Налог с оборота в своё время отменялся не потому, что отменялся дорожный фонд, а именно потому, что он оказывал угнетающее воздействие на бизнес. Оборотные налоги – одни из худших с точки зрения воздействия на бизнес. Считаю, что это неправильно.

Что касается спора по НДС и по налогу с продаж, нам, конечно, безусловно, нужно всё взвесить. В том числе прозвучали два [предложения] по экономической сути, может быть, похожих, но разных по администрированию, по типу налогов: либо отдать часть НДС на региональный уровень, либо сократить НДС и дать регионам возможность устанавливать налог с продаж. Действительно, есть риски, и мировой опыт показывает, что очень неоднозначен налог с продаж, поэтому здесь, конечно, нужно ещё дополнительно всё взвесить.

И последний налог, о котором хотела бы сказать, – это налог на недвижимость. У нас сейчас отдельный налог на землю и на имущество, мы к концу 2012 года должны будем завершить кадастровую оценку объектов капитального строительства, у нас такой кадастровой оценки не было. Я надеюсь, что мы эту работу завершим, и у регионов появится возможность вводить уже полноценный налог на объекты капитального строительства по кадастровой оценке.

Мы должны будем выстроить и систему оспаривания, потому что очень много вопросов к самой оценке, но такой налог уже регионы смогут вводить. И на наш взгляд, было бы правильно это делать в пилотном режиме по тем регионам, которые готовы это делать.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Эльвира Сахипзадовна.

Слово Председателю Правительства Владимиру Владимировичу Путину.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Прежде всего хочу сказать, уважаемые коллеги, что мы с вами эту тему обсуждаем долго, собственно говоря, даже первым шагом – а он был сделан лет семь назад – мы считали, что разделили эти полномочия достаточно глубоко. Тогда тоже, кстати говоря, Дмитрий Николаевич Козак этим активным образом занимался.

Но уже тогда стало ясно, что этого недостаточно, и, по сути, этот процесс в вялотекущем режиме продолжался. И то, что Дмитрий Анатольевич в последнее время активизировал его – сегодняшняя дискуссия, такая открытая, очень интенсивная показывает, что сделано это было Президентом абсолютно своевременно.

В этой связи хотел бы пройтись по проектам документов, но позволю себе некоторые лирические отступления, поскольку здесь коллеги уже и Франклина Делано Рузвельта вспомнили, и пошли по таким несколько капитальным вопросам.

Хотел бы сказать, что Рузвельт в условиях Великой депрессии, как называли спад производства в США в 1930-е годы, действительно регулярно, раз в неделю, выступал по радио с самыми разными темами, а не только с темой трудовых отношений. Но главная цель была совершенно в другом – он занимался общенациональной психотерапией для того, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне. Тогда не было ни телевидения в сегодняшнем понимании этого слова, ни тем более интернета. У нас есть различные средства работы с общественными организациями, с обществами. Конечно, нельзя сказать, что мы ими эффективно пользуемся, нужно наращивать наши усилия.

Что касается содержания некоторых вопросов. Коллеги из Правительства уже ответили нашим руководителям регионов про налог с НДС, налог с продаж, оборотный налог. Я сейчас не буду вникать в эти субстанции, они непростые. Налог с оборота – это вообще совсем не налог, это такой оброк, скорее всего, и когда-то он, может быть, был востребован.

Конечно, абсолютно прав Евгений Степанович [Савченко], когда говорит о важности дорожного строительства. Но мы с вами только что создали федеральный и региональный дорожные фонды и просчитали источники поступления денег в дорожные фонды. Они просчитаны, и эти фонды будут наполняться, напомню, с правом регионов передавать часть этих поступлений в муниципальные бюджеты, с созданием там соответствующих дорожных фондов.

Более того, некоторые из присутствующих здесь коллег прямо ко мне обращались (я уже об этом публично говорил) и говорили о том, что там столько будет денег, что мы не сможем их освоить на цели дорожного строительства: «Разрешите, дайте нам право использовать на другие цели».

Послушайте, давайте мы тогда сначала запустим этот механизм, который должен работать с 1 января следующего года, освоим эти средства, посмотрим, как это работает, а потом нужно будет и, наверное, можно будет делать какие-то выводы и готовить следующие шаги. Это в части, касающейся дорожного строительства, НДС и оборотных налогов с продаж.

Кстати говоря, вы же это хорошо знаете, мы очень напряженный бюджет принимаем 2012 года, 2013-го, 2014-го, до 2020 года у нас огромные расходы предусмотрены на оборону, на безопасность. Гособоронзаказ один только 20 триллионов. Там каждая копейка посчитана.

Если мы снизим, скажем, НДС хоть на один процент, выпадающие доходы мы за счёт чего получим? Или мы что, будем сокращать эти программы? А из чего мы будем финансировать повышение заработных плат для военных и других силовых структур в следующем году и в 2013-м? За счёт чего мы с вами будем пенсии индексировать при дефиците Пенсионного фонда? Это всё нужно очень внимательно посчитать. Я вообще ничего не исключаю из того, что здесь прозвучало, но всё нужно самым внимательным образом просчитывать.

Теперь по поводу фельдшерско-акушерских пунктов и так далее. Естественно, какие-то есть общие стандарты. Мы же сейчас внедряем с вами новую систему, связанную с модернизацией здравоохранения и с новыми стандартами. Стандарты должны быть одинаковые для всей страны, как в Перми – так и в Москве, как в Тюмени – так и в Краснодаре, в Новосибирске, в Омске и в Красноярске.

Надо стремиться к тому, чтобы люди, где бы они ни проживали, на любой территории Российской Федерации, в деревне или в крупном городе, пользовались одинаковыми стандартами. Ясно, что ещё далеко до этого, но именно к этому надо стремиться, и нужно, чтобы был орган, который мог бы это контролировать.

Можно, конечно, и нужно делегировать и в муниципалитеты определённые полномочия. Но так же, как нельзя делегировать определённые полномочия без денег в регионы, так же нельзя без денег делегировать полномочия и в муниципалитеты. Ещё хуже будет.

Теперь по проекту документа, по пунктам. Всего здесь 15 содержательных пунктов. У меня по восьми есть определённые не соображения, а, знаете, уважаемые друзья и коллеги, это даже не предложения, это просто мысли вслух, для того чтобы мы все с вами подумали.

Пункт первый – «Государственный ветеринарный надзор и федеральный государственный карантинный и фитосанитарный надзор». Знаете, есть правила, которые должны быть единообразно понимаемые везде, по всей территории страны. Первое.

Второе. Россия присоединилась к Всемирной торговой организации. Это не значит, что мы должны злоупотреблять этими инструментами, но во всём мире эти инструменты используются для защиты внутреннего рынка в рамках действующих в ВТО правил. Надо просто подумать над этим.

Далее: «Санитарно-эпидемиологический надзор, государственный надзор в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий». Качество и безопасность – это общенациональная задача, как мне представляется. Это не значит, что органы на местах, в регионах не могут этого делать, просто нужно подумать над этим ещё раз.

«Технический надзор». Вы знаете, я бываю везде практически, где у нас, к сожалению, случаются катастрофы и трагедии, скажем, в том же Кузбассе. Это, в том числе, результат недостаточного технического надзора и неправильной его организации. И нам нужно очень внимательно к этому подходить. Мы не можем, на мой взгляд, разбить этот технический надзор по регионам, чтобы везде был разный стандарт. Тоже внимательно нужно посмотреть.

Соблюдение, например, трудового законодательства предлагается отдать на регионы. Послушайте, у нас не может быть пермского законодательства, владивостокского, хабаровского или московского, или питерского, у нас единообразное должно быть законодательство, единое для всей страны, тем более в области трудовых отношений.

Или метрологический надзор: региональный и межмуниципальный характер, включая федеральный государственный пожарный надзор (здесь коллега из Красноярска уже говорил), мы собрали в кучу, причем здесь говорится о региональном и межмуниципальном характере событий, в том числе по пожарам. Пожар спрашивать не будет, он перекинулся с одного региона в другой – и всё. И мы будем принимать решение, чья это ответственность, кто должен тушить пожар – регион или какие-то федеральные органы власти. Внимательно нужно к этому отнестись.

Надзор в области здравоохранения. Очень многое отнесено и так на уровень регионов Российской Федерации по сути здравоохранения, по определению организации учреждений здравоохранения. Здесь же вы говорили, что нельзя самому и функцию исполнять, и самому себя контролировать. Тоже вопрос.

И, наконец, одна вещь, которая, казалось бы, вообще не должна относиться к Федерации. Наверное, многие здесь со мной не согласятся. 15 пункт звучит так: «Нормативно-правовое регулирование и оказание государственных услуг в сфере народных художественных промыслов». Ну, мелочь, казалось бы. Знаете, я никого не хочу обидеть: «попса» и так выживет, а народное творчество, народная культура и народные промыслы нуждаются в государственной поддержке. И так во всех странах мира делается, кстати говоря. Можно, конечно, свалить и в регионы, и в муниципалитеты. Предлагаю вам над этим подумать.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги, хотел бы сразу сказать, мы с вами пока ещё не подводим итог этой дискуссии. Мы должны понимать, что мы действительно продолжаем обсуждать один из самых сложных вопросов государственного управления, вопрос, который обсуждается последние 10-12 лет – тот период, когда, собственно, и были заложены основы современного государства и экономики. И то, что мы каждые три, пять, семь лет к нему возвращаемся – это абсолютно правильно, потому что наша федерация развивается, развивается экономика. И, стало быть, мы должны принимать решения, исходя из новых подходов. И не только исходя из этого – исходя из трудностей и проблем.

Здесь два раза упоминали Франклина Рузвельта. Напомню, что я не так давно в ходе произнесения Послания Президента вынужден был сказать довольно печальную вещь. По мнению международных экспертов, глобальная экономика вступила в полосу большой, или великой депрессии. И это уже не просто красивые, так сказать, мощные сравнения, это на самом деле, к сожалению, экономический факт, во всяком случае, – тренд, который образовался в международной экономике, в мировых финансах.

Поэтому все наши решения, которые мы с вами принимаем, должны сообразовываться с тем, как обстоят дела в мировой экономике. Да, мы с вами очень неплохо прошли кризис 2008–2009 годов, очень неплохо. И нам нечего этого стесняться, мы об этом неоднократно говорили. Но впереди не менее существенные испытания. И мы должны об этом абсолютно откровенно, честно говорить нашим гражданам. Они должны понимать – впереди трудности.

Теперь по поводу того, что нам делать. Владимир Владимирович более подробно остановился на вопросе передачи полномочий. Я чуть подробнее остановлюсь на вопросах того, каким образом нам финансировать соответствующие полномочия на доходных источниках, что, на самом деле, может быть гораздо сложнее, чем просто перераспределить полномочия.

Тем не менее я согласен с тем, что говорили наши докладчики и в части огромного количества полномочий, и гигантского количества федеральных структур. По всем этим моментам нам необходимо наводить порядок.

Если же говорить о том, что лучше, то здесь, конечно, не может быть единого подхода, но я в целом согласен с тем, что говорили Министр финансов и Министр экономического развития. Лучше всё-таки, если речь идёт о передаче полномочий с соответствующими доходными источниками, потому что это как бы более строгая ситуация, но это не значит, что мы должны во всех случаях идти по этому пути. Делегирование – вполне возможный и иногда весьма удобный способ распределения полномочий между федеральным центром, регионами и муниципалитетами.

Я поддерживаю всё, что было сформулировано в части перехода на единую субвенцию, а также по тем дополнительным доходным источникам, которые мы уже сегодня обнаружили. Да, их не так много. С другой стороны, мы довольно много времени провели в обсуждении этих доходных источников, и члены Правительства принимали участие, и сотрудники Администрации, и вы, уважаемые коллеги, руководители регионов.

Я имею в виду и те самые водные налоги, и вопрос, связанный с приростом НДС, о чём говорил Александр Геннадиевич [Хлопонин] в своём выступлении, и по вопросу льгот, где тоже есть уже понимание того, что здесь можно было бы навести определённый порядок и за счёт этого создать дополнительные доходные источники.

Вопрос с акцизами очень сложный. Мы его неоднократно тоже обсуждали. И даже в ходе подготовки Послания я несколько раз на эту тему консультировался с Минфином. Я предлагаю сейчас решение не принимать, но и вопрос не закрывать, а посмотреть на проблему под различными углами.

Единый налог на недвижимость. Да, надо подумать и об этом. Право устанавливать штрафы, сборы, переход к уплате подоходного налога по месту жительства плательщика – здесь все нюансы, все, опять же, плюсы и минусы коллеги называли, и Министр финансов назвал.

Уточнение методики распределения дотаций – крайне необходимая вещь.

И, наконец, та самая единая субсидия – консолидация этой работы. По всей вероятности, это всеми воспринимается как разумный способ навести здесь порядок.

Было много интересных суждений. На самом деле я бы хотел, чтобы мы эту работу воспринимали как дорогу с двусторонним движением. Это не только предложение федерального центра что-то передать в регионы и муниципалитеты. Давайте посмотрим, действительно, и на обратную ситуацию – целесообразность передачи снизу вверх (то, о чём сначала Валентина Ивановна [Матвиенко] сказала и потом другие коллеги поддержали).

У нас не должно быть бездумного засаживания полномочий, когда центр сбрасывает их в регионы, а регионы без копейки денег их потом не исполняют. Это категорически неприемлемая ситуация. Наша задача как раз сделать так, чтобы под каждым полномочием, которое вы имеете, были деньги. В противном случае нужно сказать честно и людям, и всем, кто занимается этими вопросами: мы не способны их исполнять, принимайте решения. В некоторых случаях, может быть, содержательные решения.

По федеральным структурам я уже сказал.

Что же касается будущей системы федеральной исполнительной власти – это задача, которую будут решать новые органы власти, я имею в виду и Президента, и новое федеральное Правительство. Но очевидно, что нам нужно подумать о том, каким образом будет строиться система управления субъектами Федерации в смысле общефедеральных подходов, иными словами, та самая идея министров по делам территорий или же полномочных представителей Президента с какими-то дополнительными функциями.

Хотел бы, чтобы все коллеги были в курсе: мы действительно её обсуждаем. У нас пока нет окончательного решения, но то, что в нынешней ситуации, когда и экономическая жизнь весьма непроста, и общественная жизнь пришла в движение, и очевидно, что нам пора менять целый ряд политических подходов, нужно обсудить и эту проблему. Решение должно быть принято.

Я согласен, что нам нужно подумать и о том, каким образом контролировать деятельность, включая контроль по показателям (по тому, что Никита Юрьевич [Белых] говорил: 330 показателей). Это, конечно, абсолютно невозможная вещь, это абсолютно дутая система контроля, потому что объять её невозможно, а стало быть, невозможно вынести диагноз.

Ведь диагноз может быть той или иной экономической модели, ситуации в регионе поставлен только в случае, если ясны показатели и их немного. Я хотел бы, чтобы вы тоже в этот процесс включились, потому что мы каждый раз, когда обсуждали эти темы, говорили: «давайте вот этот показатель догрузим, давайте вот этот показатель догрузим». И вроде всё хорошо, а в результате картина «плывёт», и вы сами это знаете. Либо нужны более крупные показатели, либо менее существенные должны быть отринуты, они не нужны.

По дорожным фондам только что Владимир Владимирович достаточно чётко позицию артикулировал, и мне нечего добавить, кроме того, что решения в настоящий момент приняты, и мы должны всё-таки посмотреть, как они будут работать. В конце концов, что-то нам не понравится – будем менять эти решения.

Я поддерживаю ту идею, которую высказал во вступительном слове и которую поддержали другие коллеги в части пилотных территорий. Если, например, Красноярск готов – пожалуйста. Может быть, ещё кто-то готов. Это всегда поощряется. Давайте обкатаем в пилотном варианте.

И я ещё раз возвращаюсь к той идее, которую высказал: нам нужно посмотреть на то, как выглядит наша федерация, и постараться привязать региональные режимы к той специфике, которой обладают в настоящий момент территории. Не надо стесняться этого. У нас уникальная федерация, мы не способны унифицировать все режимы. Надо в этом честно признаться и постараться создать в ряде случаев специальные правовые, организационные, инвестиционные и налоговые режимы для отдельных территорий. Это не означает дробление общеналоговых подходов, но это означает учёт той ситуации, в которой мы развиваемся.

Я хотел бы поддержать то, что говорили коллеги из Правительства в части, касающейся необходимости максимально щепетильного отношения к макроэкономической стабильности в стране. Да, у нас очень много задач. Но, тем не менее, в условиях той самой глобальной депрессии, или рецессии, как угодно называйте, мы не вправе создавать дополнительные факторы, негативным образом влияющие на макроэкономическую стабильность. Это бы разрушило всё то, чем мы занимались последние 12 лет.

Крайне важно сконцентрироваться на увеличении доходной части бюджета, включая бюджеты субъектов Федерации. Чем лучше мы этим займёмся, тем больше у нас будет доходных источников и тем проще тогда нам будет собрать тот самый искомый триллион, о котором я сказал в своём Послании.

И последнее, не по значимости, а по моменту произнесения. Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина] сказала, что нам нужно обсудить изменения не только между собой, между различными уровнями власти (это абсолютно справедливо), но и с потребителями государственных услуг, а это, прежде всего, граждане и наш бизнес. Они сами нам должны сказать: «Нам кажется, что это будет работать, а это не будет работать». Поэтому я предлагаю перенести обсуждение этой проблематики и в эти социальные слои, в эти социальные страты для того, чтобы окончательно определиться, что будет срабатывать, а что нет, и только после этого принять максимально сбалансированное решение.

Уважаемые коллеги, я всех благодарю за участие в Государственном совете. Спасибо большое.

www.kremlin.ru 





Теги по темам

Темы

Охота Дороги Росреестр Наркотики Develius Estate РКДЦ Комсомольский парк Инвестиционный климат Русские усадебные традиции Заокчане Ювенальная юстиция Дети Бёхово Заокский рынок Ивестиционный климат Заокская ЦРБ Пожар Ока Варяг Поздравление Вывоз мусора Достопримечательности Тульской области Народный бюджет Строительная база Общественный совет Земельный вопрос Петрович на даче Штраф Суд Творческий вечер Пекарня "Хороший хлеб" Снегопад Бессмертный полк Семья Электроснабжение Государственное управление Льготы Недвижимость Поселок Заокский ОАО РТП "Заокское" Заокские воды Заокская строительная база Земельные участки многодетным ГИБДД Перезагрузка71.рф Протоиерей Александр Корнеев Многодетные семьи Прокуратура Александровские сады Общественные организации Страховское ТСЖ Коттеджные поселки Миллениум Рынок труда Предприниматели Кража Борьба с коррупцией Тульская агломерация Судебные приставы Тулэнерго Турслёт ЖКХ Музей В. Ф. Руднева Рост цен РЖД Инвалиды Полиция Заокское такси Заокский район Фермерские хозяйства Ипотека Ветераны Футбол Заокский торгово-промышленный комплекс Романовский Парк Субботник Благоустройство Велегож МФЦ Музей-усадьба А.Т.Болотова Вестфалия Достопримечательности Заокского района Взятка Пахомовское Сельское хозяйство Вандализм Лес Транспорт Медицинское обслуживание Социальная поддержка семей Отчет главы администрации Образование Государственно-частное партнерство Правительство области Демидовское Малаховское Опасно Пауэрлифтинг Библиотека Экология Гельвеция Сход Армия Встреча с жителями Тулаэнергосбыт Инвестиции ФАП Муниципальная власть Гостехнадзор Тяжелая атлетика ДТП Изъятие земель Почта Фермерский рынок Патриотизм Налоги Ненашевское Ростелеком Брендинг Тульской области Православие Водоснабжение Электрические сети Интернет Соцзащита Поэзия Тульская область Выставка ДОСААФ Открытый регион ГИМС Сосны МЧС Поленово Романовские дачи Selhozka Loft Отчет губернатора Ветеринарная служба Мигранты Кинотеатр Прием граждан