Органы власти Заокского района и Тульской области

Власть

«Россия зовёт!»

Теги:    

Выступление В.В.Путина на Инвестиционном форуме ВТБ Капитал «Россия зовёт!»:

Я с удовольствием послушал выступление нашего американского друга и коллеги, но он меня взволновал. Ну, правда. Американский крупный бизнесмен сказал, что мы, США, пока ещё (пока ещё!) самая большая экономика мира, но, безусловно, Китай перехватит пальму первенства. Нам что теперь держать свои золотовалютные резервы в юанях, а китайцы будут в долларах? Интересная ситуация, матрёшка получается такая. Ситуация непростая.

Теперь по поводу... Вы уж извините, что я отталкиваюсь от вашего выступления, даже хочу вас за это поблагодарить, это даёт мне возможность начать говорить то, что я хотел сказать. По поводу Эйнштейна. Мы знаем эту историю, но у нас окончание другое: когда Дмитрию (помощник Эйнштейна) задали сложный вопрос, он ответил по-русски, а когда Эйнштейн его спросил: «А как же ты вышел из ситуации?», он говорит: «Да я дал такой уклончивый ответ». «А какой же?» – «Да послал его подальше». Но мы не будем давать уклончивых ответов. Я хочу сказать, что мы будем формулировать ответы как можно более точно. Мы внимательно следим за ситуацией, которая происходит в мире, у нас в стране, стараемся быть готовыми к любым неожиданностям, и последние события нас многому научили. Обо всём этом я и хотел бы сказать.

Хотел бы сказать о наших приоритетах, о стратегических планах России, чтобы и инвесторам, и представителям бизнеса в самом широком смысле этого слова была понятна логика и мотивы нашего поведения, наших действий, тем более сейчас, в непростой период. И, конечно, именно в этот период нам очень важны и доверие наших партнёров, а вам (мы это понимаем) нужна предсказуемость наших действий и открытость.

Прежде всего несколько слов о текущей ситуации, об этом уже много здесь говорили, наверное, я повторюсь в чём-то, прошу заранее меня извинить. Но всё-таки, наверное, будет правильным сказать некоторые вещи, имея в виду, что это официальная точка зрения Правительства Российской Федерации. Надо признать, что последствия мирового кризиса, конечно, не преодолены – это мы прекрасно видим и понимаем. После падения основных мировых индексов в августе этого года на финансовых рынках по-прежнему сохраняется неопределённость. Наибольшее беспокойство вызывает уровень госдолга стран еврозоны, который превышает 80% от ВВП. Мой коллега сейчас только что об этом говорил. Но что нас больше всего тревожит в этой связи? Это даже не то, что долг такой высокий, а по прогнозам в 2011 году отношение долга к ВВП в среднем по развитым экономикам составит более 87%... Но даже не это тревожит. Тревожит то, что он продолжает расти. Смотрите, по итогам 2010 года это было 85%, а сейчас уже 87%. По «большой семёрке» в прошлом году было 112, а в этом году уже будет 118, а у ЕС было 79, а сейчас будет почти 82. Ничего не меняется! Политика не меняется, и это, конечно, плохо.

Мы здесь, в России, в полной мере осознаём, что риски растут не только для одной европейской зоны, а для всех экономик мира. И сейчас нужно не «заговаривать» и не успокаивать рынки, а принимать чёткие, продуманные меры по предотвращению тех негативных процессов, которые многие эксперты уже стали называть второй волной кризиса. Мы так не считаем и, наоборот, призываем не нагнетать. Я согласен с теми экспертами, которые считают, что мы находимся в стадии выхода из кризиса. Он, видимо, я согласен здесь, будет продолжительным, затяжным, но это всё-таки подъём.

Сохраняется неуверенность, тем не менее, в перспективах мировой экономики, нервозность инвесторов. И это всё даёт себя знать и у нас в России. Мы видим это прежде всего по ситуации на отечественных фондовых площадках. Скажу сразу: к разным сценариям сейчас Россия, конечно, готова лучше, чем даже в 2008 году. Мы тогда говорили о том, что мы подошли к 2008 году лучше, чем в 1998-м. Но сейчас мы уже имеем опыт 2008-го, и есть определённый запас прочности, запас инструментов противодействия негативным явлениям в экономике. В распоряжении Правительства России и Банка России есть целый набор инструментов для реагирования на кризисные ситуации. Например, в августе мы оперативно поддержали ликвидность банковской системы. Фундаментальная основа – это последовательное продолжение ответственной макроэкономической политики. Нашими приоритетами (я хочу это подчеркнуть особо) были и остаются строгая бюджетная дисциплина и повышение эффективности расходов, ограничение планки роста государственного долга.

В этом году бюджет России будет исполнен как бездефицитный. В предстоящие три года для решения задач развития в экономике, в социальной сфере мы сознательно идём на небольшое превышение расходов над доходами. Мы исходим из очень консервативной оценки цен на энергоносители и поэтому как бы планируем, что у нас будет небольшой дефицит в следующем году и через год, но уже к 2015 году планируем снова выйти на бездефицитный бюджет. Может быть, он и в следующем году у нас будет бездефицитным при благоприятной мировой конъюнктуре, но повторяю ещё раз: мы исходим из очень консервативной оценки мировых рынков, особенно рынков сырья, и поэтому считаем, что он может быть и немного дефицитным, – это нормально для нас, мы это имеем в своих планах.

Хочу обратить ваше внимание: все наши планы в полной мере фондированы государственными ресурсами. Для непредвиденных ситуаций у нас есть и средства Резервного фонда, объём которого, кстати, растёт. Мы планировали, что подъедим его почти целиком, ещё в конце прошлого года, но не только его сохранили – он растёт. У нас Резервный фонд вырастет до более чем 1,5 трлн рублей, растёт и Фонд национального благосостояния, который составит 2,6 трлн рублей.

Объём золотовалютных резервов Центрального банка – 0,5 трлн долларов, и по этому показателю мы занимаем сегодня третье место в мире. Их объём достаточен, чтобы контролировать ситуацию на валютном рынке.

Отмечу также, что мы добились минимального за всю новейшую историю нашей страны значения инфляции. В этом году она составит порядка 7%, это очень важно и для инвесторов, да и вообще для всех граждан России. Мы будем и дальше стремиться к снижению этого показателя. Кстати говоря, эти цифры уже есть в средствах массовой информации, я тем не менее напомню: за период с начала года накопленная инфляция составляет у нас рекордно низкую цифру – 4,7%.

Добавлю, что в отличие от многих других крупнейших экономик мира ни государственный, ни корпоративный сектор России не скован долговыми тисками. Отношение госдолга к ВВП по-прежнему не превышает у нас в России 10%, при этом внешние заимствования вообще всего только 3%, да и того меньше. В этой связи хотел бы сказать, что совсем недавно, буквально вчера, мы приняли ещё дополнительные решения, связанные с допдоходами: мы не будем выходить на внешние и внутренние рынки с заимствованием и тем самым сохраним в экономике страны дополнительно более 350 млрд (примерная такая цифра – 350 млрд рублей). То, что мы планировали взять с внутреннего рынка, забирать не будем, оставим их в распоряжении бизнеса. Рискованные краткосрочные долги у наших компаний практически отсутствуют.

Да, мы знаем, некоторые проблемы есть, мы их видим. Мы регулярно эту ситуацию обсуждаем с коллегами – и с Центральным Банком, и с экономическим блоком Правительства. Мы видим, что некоторые компании подбираются к ситуациям маржин-коллов, мы видим это всё. Если потребуется, мы подставим плечо, поможем, но, конечно, только тем, кто сам эффективно работает и не проводит излишне рискованной экономической и корпоративной политики. В общем, ситуация для нас действительно существенным образом отличается от 2008 года в лучшую сторону. Отмечу и высокий уровень доверия населения к банковской системе: объём вкладов физических лиц за три года увеличился почти на 80%. Я прекрасно помню ситуацию, когда в период кризиса в конце 2008-го – начале 2009 года был массовый съём денег. И тогда мы приняли решение: будем давать столько, сколько люди захотят получить. И действительно вагонами, машинами прямо в банки завозили деньги. Прошла эта волна, и деньги пошли назад, потому что люди поняли, что их не «кинут». На 1 сентября 2008 года объём вкладов населения составлял почти 6 трлн рублей, а на 1 сентября 2011-го – 10,072 трлн.

Уважаемые коллеги!

Мы прекрасно понимаем, что у нас сильная, но всё-таки пока очень уязвимая позиция: Россия пока ещё в значительной степени зависит от конъюнктуры цен на энергоносители. Мы прекрасно это знаем и понимаем. Поддерживать экономический рост нам придётся далеко не в комфортных условиях, а на фоне резких перепадов мирового рынка. Кстати говоря, я говорил о допдоходах бюджета за этот год. Вот мы вчера посмотрели: более 2/3 этих допдоходов получено не за счёт нефтегазового сектора, а за счёт других секторов экономики. И это уже говорит о том, что вот это движение в направлении диверсификации экономики даёт пока скромные (мы объективно оцениваем ситуацию), но всё-таки какие-то нужные нам результаты. Конечно, в сегодняшней ситуации мы должны руководствоваться внутренними факторами: улучшение делового климата, поддержка малого и среднего бизнеса, повышение отдачи от госинвестиций. Кстати, рост в этом году у нас составит (так планируем) 4,1%, в 2014 году должны выйти на 4,6%. Но (я уже говорил это и на съезде партии «Единая Россия»), конечно, этого недостаточно, мы прекрасно это понимаем, будем делать всё для того, чтобы выйти на более высокий уровень роста экономики – на 6 – 7% в год, и руководствоваться будем прежде всего факторами внутреннего характера, о которых я тоже только что сказал.

Наша стратегическая цель – это диверсификация экономики, и чтобы изменить её структуру, нам нужно открыть дорогу для тысяч новых проектов и бизнес-идей, мы это прекрасно понимаем. В первую очередь речь идёт о создании современных производств и современных высококачественных рабочих мест, внедрении новых технологий, кардинальном повышении производительности труда. Кроме того, мы намерены осуществить крупные проекты в сфере био- и нанотехнологий, связи, энергоэффективности, космоса, создать в России целую сеть мощных высокотехнологичных компаний. Для этого нам необходимы инвестиции, конечно, как прямые, так и портфельные, именно они должны стать главным ресурсом новой индустриализации России. Рассчитываем, что в ближайшие годы доля инвестиций в основной капитал должна вырасти до 25% ВВП.

Для нас очень важно, чтобы в России появлялись крупные производства с высокой степенью локализации, чтобы вслед за инвестициями в Россию приходили современные технологии. Примеры такого сотрудничества с компаниями-партнёрами у нас, конечно, есть. Буквально несколько дней назад начало работу совместное предприятие между американской компанией «Форд» и нашей компанией «Соллерс». Объём инвестиций – 2,4 млрд долларов. Будет налажено не только производство автомобилей, но и построен двигателестроительный завод, создан научно-исследовательский и инженерно-конструкторский центр, что очень важно.

Совершенно очевидно: чтобы вкладывать деньги в нашу страну было и престижно, и выгодно, необходимо минимизировать риски – как экономические, так и административные. И не меньше макроэкономической стабильности важны, конечно, предсказуемость политического курса, политическая стабильность.

У нас, конечно, (здесь коллега говорил о политической ситуации в Соединённых Штатах, я сейчас не собираюсь никак комментировать эту позицию) открытое общество, люди открыто высказывают свои мнения о том, что и как должно быть устроено политически в нашей стране, и много справедливой критики высказывается, но, знаете, нужно относиться к этому очень осторожно. Перемены, безусловно, нужны, и они будут происходить, но это будет эволюционный путь. Нам не нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!

Мы будем действовать очень аккуратно, укрепляя фундаментальные основы нашей политической системы и развивая её. Мы не будем стоять на месте и будем исходить из того, чтобы и граждане страны, и наши партнёры, прежде всего в экономике, да и в политике чувствовали преемственность курса, понимали, что имеют дело со стабильной, солидной страной, в которую и деньги можно вкладывать, с которой можно и нужно сотрудничать.

Мы считаем, что государство не должно подменять бизнес в экономике, пространство для частной инициативы нужно последовательно расширять. Миссия государства – подставить плечо, как я уже говорил, предпринимателю там, где это необходимо, и убрать те барьеры, которые мешают ему.

Уже сокращены основания для проведения контрольных проверок, либерализована процедура привлечения иностранных специалистов для работы в России, в рамках Таможенного союза совершенствуем технические регламенты. Мы внедрили такой механизм, как оценка регулирующего воздействия нормативно-правовых актов на условия ведения бизнеса, причём в этой оценке непосредственное участие принимает деловое сообщество страны на постоянной основе.

Подчеркну, все законопроекты, затрагивающие интересы бизнеса, будут обсуждаться с предпринимателями и их ведущими объединениями. Эта практика уже сложилась, и она, безусловно, будет продолжена. Я обращаю ваше внимание, уважаемые друзья и коллеги: с осени этого года бизнес также получает возможность влиять не только на проекты, но и на корректировку действующих подзаконных актов, если они в той или иной мере и степени затрудняют ведение предпринимательской деятельности.

Мы также расширяем доступ для иностранного бизнеса в стратегические отрасли, такие как медицинская промышленность, банковский сектор, и в целом процедура инвестирования, конечно, упрощается. Например, теперь иностранный инвестор сможет купить без разрешения Федеральной антимонопольной службы и Правительственной комиссии по иностранным инвестициям 25-процентную долю предприятия в сфере недропользования, раньше это было только 10% – без разрешения можно было сделать.

Обращаю внимание: соответствующие поправки в законодательство вчера уже были внесены Правительством в Государственную Думу. Крупные проекты как иностранных, так и российских предпринимателей будем поддерживать через институты развития. У нас уже есть позитивные примеры сотрудничества инвесторов с Внешэкономбанком (об этом сегодня наверняка многократно говорили), начал свою работу Российский фонд прямых инвестиций - рассчитываем, что за пять лет капитал этой структуры достигнет 10 млрд долларов как минимум.

Ещё раз подчеркну: наша стратегическая линия заключается в том, что государство должно поэтапно снижать своё прямое присутствие в экономике. Поэтому будем постепенно (постепенно, хочу это подчеркнуть) выходить из капитала госкорпораций. Уже многократно говорил, ещё раз хочу повторить: у нас нет никакой цели создавать госкапитализм. Если мы и участвуем в госкорпорациях, если мы их и создавали, то только для того, чтобы в стратегических областях сконцентрировать ресурсы, которые невозможно сконцентрировать без поддержки и прямого участия государства, в таких сферах, где сегодня на мировых рынках присутствуют очень крупные мировые компании. И если бы российское государство не вошло в эти сферы деятельности – судостроение, авиастроение, ракетостроение, – шансов сохраниться просто нет никаких! Но это не значит, что государство будет вечно там сидеть. Мы их структурируем, поднимем их капитализацию, проведём техническое перевооружение и будем постепенно выводить их на рынок. Будем приватизировать принадлежащие государству пакеты акций, вводить независимых профессионалов в советы директоров компаний с госучастием.

Далее. Одной из наших приоритетных задач также является создание в России надёжного финансового сектора. До конца года завершится процесс слияния крупнейших российских бирж – ММВБ и РТС. Принятие законопроекта о центральном депозитарии позволит объединённой бирже стать мощным центром торговли и расчётов. В результате по основным показателям она должна войти в число крупнейших мировых фондовых площадок. Я думаю, что в десятку точно войдёт. Годовой объём (приблизительно) торгов объединённой биржи превысит 200 трлн рублей, это почти 7 трлн долларов. В десятку как раз и будет входить на первом этапе. Это важнейший шаг на пути к созданию в Москве международного финансового центра. В рамках этой работы намерены развивать в России и инструменты для внутренних инвестиций, чтобы эффективно конвертировать национальные сбережения в капитал для развития. Они у нас пока почти не используются, эти средства.

Одним из определяющих факторов инвестиционной привлекательности России должна стать инфраструктура. Будем продолжать строить автомобильные дороги, модернизировать сеть аэропортов, развивать железнодорожное сообщение. Намерены серьёзно увеличить потенциал отечественной электроэнергетики. В этом году будут введены рекордные объёмы генерации – 6,7 ГВт, это почти столько же, сколько за последние три года вместе взятые. Кстати, на следующий год ещё больше планируем.

Наконец, ещё одно ключевое направление нашей политики, о котором хочу сказать особо. Чтобы изменить Россию, важен не только финансовый капитал, но и прежде всего люди. Именно они должны стать главной движущей силой модернизации страны. Нам уже удалось переломить крайне опасные демографические тенденции. Я слышал, что сегодня говорили о проблемах демографии как об одной из важнейших проблем России. Мы это прекрасно понимаем и знаем, именно поэтому лет пять-семь назад мы сформулировали демографическую программу развития. Кстати, проблемы демографии касаются всех постиндустриальных стран – в Европе что происходит? То же самое. За пять лет мы более чем на три года увеличили продолжительность жизни в стране, почти треть российских регионов уже фиксируют прирост населения, что совсем недавно казалось просто невозможным.

Мы будем и дальше прилагать все усилия для развития человеческого капитала страны. За три года мы, помимо текущего финансирования, дополнительно направим порядка 580 млрд рублей (это более 18 млрд долларов) в обновление здравоохранения и образования. Хочу сказать: дополнительно, это не все деньги. Это самые масштабные инвестиции в эту сферу за всю историю новейшей России.

Уважаемые коллеги! Создание максимально комфортных, свободных условий для работы бизнеса, ставка на деловую инициативу, предсказуемая и ответственная экономическая политика – это, безусловно, наш выбор, это консолидированная позиция всей российской власти. Мы настроены на совместную работу со всеми, кто стремится созидать, работать, добиваться успеха в нашей стране. Я уверен, что мы вместе с нашими коллегами, друзьями из зарубежных стран будем добиваться успехов. Потому что сегодня нельзя отсидеться в какой-то национальной квартире. Успех нужен всем. И я уверен, что он будет. Спасибо вам большое за внимание!

* * *

А.Л.Костин (глава ОАО «Банк ВТБ»): Владимир Владимирович! Вы только сказали, а ВТБ уже сделал. Мы с понедельника начинаем приём вкладов у населения в юанях. Так что, пожалуйста, все, кто хочет иметь у себя на счёте не только рубли, доллары, евро, но и юани, пожалуйста, в Банк ВТБ24. Резервы, к сожалению, не размещаем, поэтому здесь каких-то действий не можем предпринять.

В.В.Путин: Я хочу добавить, что мы начинаем расчёты с нашими китайскими друзьями в рублях и юанях. Уже практически мы к этому приступили во взаимной торговле.

Ответы В.В.Путина на вопросы участников форума:

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать больше про фискальную политику России, и как Вы будете балансировать бюджет, и как вы будете распоряжаться стратегическими резервами?

В.В.Путин: Я уже говорил о том, что мы планируем на следующий год небольшой дефицит – 1,6%, по-моему, потом 1,5%, потом 0,7% и в 2014 году бездефицитный бюджет. Должен сказать, что нам это до сих пор удавалось. Как мы будем балансировать? Мы будем снижать неэффективные государственные расходы, будем при этом исходить из необходимости выполнения всех наших социальных обязательств, но всякие ненужные – я подчеркну это – ненужные всякие стройки, на которых коррупционные проявления больше всего, и прочая, прочая, мы будем стараться сокращать. Мы будем стараться не разворачивать каких-то новых грандиозных строек непервоочередного значения, но будем доводить до логического завершения всё, что начато в предыдущие годы.

К сожалению, это удаётся сдерживать с трудом, могу сказать вам откровенно. Вот мы прошли очередной путь подготовки бюджета, и, конечно, министерства и ведомства, различные государственные структуры выходят с новыми и новыми предложениями по расширению объёмов государственных инвестиций. Да, они всё равно растут, но мы будем исходить из возможностей бюджета, из доходной его части. У нас существенно вырастут расходы на военные нужды. Связано это не с милитаризацией страны, а связано с тем, что наши основные боевые комплексы по срокам выходят уже из эксплуатации, и нам нужно их менять. Мы это сделаем, у нас эти деньги заложены до 2020 года. Эта цифра открытая – 20 трлн рублей. Завтра я намерен и пообсуждать вопросы, связанные с перевооружением сферы оборонно-промышленного комплекса, потому что, чтобы выпускать современное вооружение, нужно иметь современные технологии, это еще 3 трлн рублей. Мы будем завтра обсуждать, что и как, в какие сроки мы будем делать.

Вместе с тем мы – и я хочу это подчеркнуть еще раз – всё внимательным образом посчитали и исходим из того, что доходов будет хватать и на решение социальных вопросов, и на решение тех крупных комплексных проблем в сфере образования, здравоохранения, оборонной тематики, чтобы сбалансировать бюджет в тех параметрах, о которых я сказал.

Теперь – что касается стратегических резервов. Мы в этом году получаем дополнительные доходы бюджета за счёт благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры: мы так же, как и в предыдущие годы, будем подходить к тратам этих средств очень и очень аккуратно. Значительная часть этих ресурсов будет направлена на пополнение резервных фондов. У нас два таких резервных фонда: Резервный фонд Правительства, и он предназначен для оперативного реагирования на возникающие риски и кризисные явления в экономике. Повторяю, он у нас подрастёт, мы сейчас из дополнительных доходов туда направляем серьёзные средства, где-то порядка 600 млрд, даже, может быть, больше – 700 млрд. У нас он вырастет сразу до 1 трлн 600 млрд. Часть денег мы направим на определённые расходы, прежде всего социального характера: на жильё для ветеранов Великой Отечественной войны, на пополнение фонда, из которого мы тратим деньги на расселение аварийного жилья и капитальные ремонты, – так, чтобы граждане чувствовали, что всё-таки эта благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура отражается и на их жизни. Нельзя, чтобы граждане жили одной жизнью, а какие-то там труднопонимаемые процессы происходили без всякого ощущения, что какой-то позитив есть для страны от этой внешнеэкономической конъюнктуры.

Есть второй фонд – Фонд национального благосостояния. Мы его сохраняем, он практически не уменьшается, составляет сейчас 2,6 трлн рублей. Это Фонд национального благосостояния, из этого фонда мы в основном расходуем деньги на поддержание пенсионной системы, которая, к сожалению, у нас пока свёрстывается с дефицитом. Это проблема. И Пенсионный фонд, и социальный фонд, из которого мы тратим деньги на выплату пособий по временной нетрудоспособности, пока верстаются с дефицитом, и нам ещё предстоит многое настраивать в этой системе таким образом, чтобы они были самодостаточны. Но до тех пор, пока этого не произойдёт, эти средства – а это тоже средства нефтегазового сектора, мы туда их направляем – будут тратиться прежде всего на поддержку пенсионной системы. Мы так посчитали, что нам вполне хватит этих ресурсов до того, как мы выйдем на бездефицитность самих этих социальных фондов. Примерно в таком направлении будем действовать.

Вопрос: Сейчас в России будет проходить два больших спортивных мероприятия – Кубок мира по футболу и Олимпийские игры. Не могли бы Вы рассказать, как вы развиваете инфраструктуру для этих событий? И как это повлияет вообще на инфраструктурный сектор российской экономики? Спасибо.

В.В.Путин: Когда мы боролись за право проведения этих мероприятий, то мы исходили прежде всего, конечно, из того, что такие крупные международные спортивные события будут привлекать внимание наших граждан, будут способствовать пропаганде здорового образа жизни, будут способствовать развитию спорта, причём прежде всего массового спорта. Но не в последнюю очередь мы думали о том, что проведение и подготовка к проведению таких мероприятий просто заставят все органы власти и управления позаботиться о развитии инфраструктуры.

Что касается Олимпийских игр в городе Сочи в 2014 году, то здесь на инфраструктуру мы из общей структуры расходов потратим примерно 80%. Я думаю, как это ни стыдно признать, что если бы не было Олимпийских игр, то район города Сочи никогда не получил бы такого развития. В ближайшие бы 100 лет не было такого развития. Мы же там строим дороги, мосты, тоннели. Стыдно сказать, там не было нормальной канализации – полумиллионный город! Мы там строим, мы там сейчас уже практически завершаем работу по водоснабжению и водоотведению, мы построили газопровод по дну Чёрного моря, второй газопровод строим по горам – это обеспечит нормальное электроснабжение региона. Строим там электростанцию и восемь подстанций, то есть это действительно масштабная работа по развитию инфраструктуры юга страны.

Я очень рассчитываю на то, что и граждане России, и гости со всего мира будут приезжать и пользоваться всеми этими объектами, и это, конечно, рассчитано на десятилетия вперёд. Мне очень приятно отметить, что в ходе этой работы мы привлекли самых лучших специалистов из многих стран мира – из Европы, Соединённых Штатов, Канады, целые международные группы работают. Кроме того, что там идёт масштабная стройка, это ещё и повышает профессиональный, технологический уровень наших специалистов. Вы знаете, это прямо на моих глазах: я там часто бываю, смотрю, что происходит. Это значит, что Россия как бы интегрируется в эту среду и это ещё один абсолютно очевидный, позитивный фактор подготовки к этим событиям.

Что касается Чемпионата мира по футболу... Кстати говоря, мы с удовольствием и очень внимательно смотрим за опытом Великобритании при подготовке Олимпийских игр 2012 года. Я хочу поблагодарить наших британских коллег, которые в этой сфере работают и которые так открыто и с такой готовностью делятся своим опытом и передают нам информацию по подготовке к Олимпийским играм. Что касается Чемпионата мира по футболу, то это не менее грандиозное мероприятие, чем зимние Олимпийские игры, прежде всего потому, что они должны пройти сразу в 10 городах, а может быть, даже в большем количестве, может быть, в 12–13 городах.

Нам нужно подготовить, построить стадионы во многих городах, нужна инфраструктура гостиничного хозяйства, нужно поработать над развитием железнодорожного сообщения, аэропортной сети и так далее. Но в конечном итоге это всё останется людям и стране, в том числе и для развития бизнеса.

Не мне говорить людям, которые здесь в этом зале присутствуют (здесь в основном представители бизнес-структур), если не долететь, не доехать, то что же? Как правило, и проекты не реализуются. У меня же много близких отношений сложилось с иностранными партнёрами, я знаю многое. Туда не прилететь – какой же там бизнес? Переночевать негде! Всё это будет создано. Но кроме всего прочего, я очень рассчитываю на то, что всё-таки эти 10 стадионов будут базовыми для развития современного футбола, современного не только со спортивно-технической, но и с экономической точки зрения.

Вопрос: Вы говорили очень чётко про то, как вы будете справляться с кризисами и про долгосрочные перспективы России. Но сейчас Россия готовится к выборам, и, наверное, будут изменения в Правительстве. Может быть, Вы расскажете, какие будут приоритеты следующего Правительства? Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, и я, и действующий Президент Дмитрий Анатольевич Медведев, выступая на съезде «Единой России», мы говорили о стратегических приоритетах. И я сегодня, выступая, об этом тоже говорил. Могу повторить только ещё раз: что касается приоритетов, то мы будем строго придерживаться и исходить из того, что краеугольным камнем нашей работы должна быть финансовая дисциплина и соблюдение макроэкономических показателей. При всём желании (а это понятно, есть желание у каждого правительства вести себя, как добрый, богатый дядюшка), мы исходим из того, что для того чтобы быть честными в отношении граждан нашей страны, последовательными, нужно обеспечивать базовые условия для развития экономики и прежде всего обеспечить темпы роста экономики и уже на этой основе решать социальные задачи. Вот это и будет главным приоритетом. Всё остальное я говорил в своём выступлении сейчас, мне кажется, не нужно это повторять. Это и модернизация, это и внедрение инноваций, это и решение ключевой проблемы – диверсификация российской экономики, уход от нефтегазовой зависимости. У нас не только нефть и газ, у нас металл и химия – набор небольшой, к сожалению. Четыре, пять, шесть направлений деятельности - и всё, а их должны быть десятки. Вот в этом направлении мы будем и двигаться.

Вопрос: Владимир Владимирович, прошу прошения, вопрос немножко общий, но он для нас достаточно ключевой.

Меня зовут Владимир Постоловский, я работаю в фонде UBS O'Connor Ltd. Вопрос такой: где-то месяц тому назад в «Экономисте» была опубликована статья, где приведены были результаты опроса общественного мнения. Россиян спрашивали, хотят ли они жить в России или хотят уехать. И достаточно большой процент, если мне не изменяет память, 22%, ответили, что они хотят уехать. Меня даже не сама цифра интересует, потому что трава очень часто зеленее по другую сторону забора, а тенденция того, что эта цифра... У этого опроса достаточно длинная история и это самая большая цифра за последние чуть ли не 20 лет. Немножко удивительно в связи с тем, что цена на нефть в 10 раз больше, чем 10 лет тому назад, и доходы на душу населения тоже выросли очень значительно, и тем не менее такая тенденция есть. Она Вас как политика, безусловно, должна беспокоить. И вопрос: как Вы считаете её можно переломить? Спасибо.

В.В.Путин: Вопрос несложный. Есть же такая известная поговорка: рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. Вы сказали про нефть и газ. Да, они растут. Именно поэтому я сказал нашему коллеге о том, что рядовые граждане должны чувствовать, что внешнеэкономическая конъюнктура как-то отражается, позитивно отражается и на их жизни. Поэтому мы будем поддерживать программы, связанные с расселением аварийного жилья, капитальными ремонтами домов, решать другие программы социального характера. Безусловно, в этом смысл и задача любого правительства – решать социальные вопросы. Что касается опросов, то посмотреть надо, сколько уезжает из России людей, сколько уезжает из других стран. Я совсем недавно разговаривал с руководителями нашей пограничной службы, встречался с коллегами, в том числе с европейским коллегой. Наши потенциальные и действующие мигранты из России не создают никаких проблем, скажем, для европейских стран: их там минимальное количество, понимаете, минимальное количество. Узнайте у Проничева (В.Е.Проничев – руководитель Пограничной службы ФСБ России), сколько там его коллега европейский, который в Еврокомиссии занимается этими пограничными вопросами, – просто ноль целых какая-то там часть десятых. Всё. А то, что люди как бы дают сигнал о том, что им что-то не нравится, это понятно. И действительно многое должно не нравиться. Вы сказали об увеличении уровня доходов. Оно небольшое. В этом году, за текущее время с января по август, уровень реальных доходов населения вырос. Он не упал, вырос на 2%. Это реальные доходы. Но в период кризиса заработные платы-то у многих упали. Там у нас общий уровень реальных доходов немножко подрастал, но зарплаты в экономике достаточно заметно сократились. Сейчас они растут и постепенно доходят к докризисному уровню, но ещё не добрались. Уровень безработицы у нас был достаточно большим: только сейчас мы вышли на докризисный уровень безработицы и даже ситуация с безработицей стала чуть лучше, чем до кризиса, то есть у нас занятых в экономике стало даже больше. Поэтому это говорит о чём? Говорит о том, что нужно стабилизировать экономику, обеспечивать её стабильность и надёжность, показывать людям перспективу улучшения их жизни в нашей стране для себя и для своих семей. Это наша с вами общая задача, и, конечно, не в последнюю очередь задача Правительства, но в целом – общая задача. Это задача всего общества: и бизнес-сообщества, и средств массовой информации, – нужно бороться с коррупцией, нужно, чтобы у бизнеса было больше социальной ответственности, нужно, чтобы у всех было больше социальной ответственности.

Вот все, допустим, постоянно ругают средства массовой информации: где-то это уже стало общим местом, а где-то действительно... Ведь знаете, некоторые программы посмотришь – апокалипсис какой-то! А ведь этого нет. Это наша общая задача, и я совершенно не собираюсь снимать какую-то ответственность с властей: с президентских структур, с самого Президента, с Председателя Правительства, с Правительства, – нет. Может быть, от нас даже зависит гораздо больше, чем от всех других людей и структур, но всё-таки не всё зависит от нас.

Мы все должны настроиться на позитивную работу. У нас есть для этого всё – абсолютно всё: замечательные люди, хороший уровень образования, ресурсы такие, которых в других странах нет. Я просто не сомневаюсь, что мы сможем сделать жизнь в России привлекательной, и эти опросы будут меняться.

Хотя, прямо сказать, вы так сильно доверяете этим опросам? Я к ним прислушиваюсь, смотрю, но всё-таки делю обычно как минимум на 100. Но есть ещё один фактор – фактор политической нервозности, неопределённости. Я знаю, когда проводились эти опросы, но в общем и целом мне кажется, что мы – и я, и действующий Президент Дмитрий Анатольевич Медведев – ясный и чёткий сигнал послали стране: мы не собираемся ничего рушить, кромсать и ломать. Мы собираемся развивать нашу политическую систему, но мы хотим, чтобы её фундаментальные основы укреплялись. У нас очень много политических торопыг – быстрее, выше, сильнее, шашкой порубать туда-сюда, раскромсать. Но мы уже проходили это. В нашей истории это было неоднократно: мы всё разрушим, а затем... Что затем?

«Мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем». Мы все знаем эти строчки с детства. Что получилось? Получилось, что в 1990–х годах всё рухнуло. Так что вот это «кромсать», «рубить», «бежать без оглядки куда-то» – мы должны с этим закончить. Мы должны всё посчитать, внимательно посмотреть конечную точку нашего движения и уверенно двигаться туда. Вот так мы с вами должны поступать, и уверен, тогда и настроение будет меняться. Это непростая задача, конечно, но по силам. Нам по силам!

Реплика: Владимир Владимирович, моя фамилия Арутюнян. До Вашего дня рождения осталось 8,5 часов. Говорят, заранее с днём рождения не поздравляют.

В.В.Путин: Пожалуйста, говорите громче, это очень важный момент.

Реплика: Говорят, заранее с днём рождения не поздравляют. До Вашего дня рождения осталось 8,5 часов. Благодаря Андрею Леонидовичу (Костину), он создал такую площадку, благодаря банку ВТБ, - я предлагаю продолжить форум, так как здесь есть с чем поздравить, что поесть, – продолжить форум, поработать и в 12:01 поздравить Вас с днём рождения.

В.В.Путин: То есть Вы предлагаете нам здесь немножко посидеть? Я чувствую по вашему акценту, Вы с Кавказа, видимо, да?

Ответ: Да.

В.В.Путин: Я так и понял. Мы обсудим с вами это предложение.

Реплика: Я хотел ещё Андрея Леонидовича поблагодарить, что он создал такую площадку для обсуждения насущных проблем.

В.В.Путин: Большое вам спасибо за то, что обратили на это внимание. Спасибо большое.

Реплика: Йохен Вермут из компании Wermuth Asset Management. Тоже с днём рождения, конечно. Всего хорошего!

В.В.Путин: Я чувствую, что работа закончилась уже.

Йохен Вермут: Думаю, что нет. Я, выступая, например, на вашем радио «Голос России» сказал, что я верю в то, что Владимир Владимирович понимает, какие проблемы в России, и он собирается реально их решать. К сожалению, я должен сказать, что надо мной смеются иностранные инвесторы, смеются и российские граждане. Поэтому я Вас серьёзно спрошу, какие у Вас мысли на этот счет, чтобы я не остался в дураках, что Вам действительно нужно верить? Какой сигнал Вы могли бы подать, чтобы такие вопросы решить, как господин Бондерман (Д.Бондерман, инвестиционный фонд «ТиПиДжи Кэпитал») сказал: «Из 170 стран мира Россия пока занимает 155 место по уровню коррупции».

В.В.Путин: Какое?

Йохен Вермут: 155-е место.

В.В.Путин: По какому показателю?

Йохен Вермут: Мировой банк, рейтинг коррупционности России.

В.В.Путин: А, понятно.

Йохен Вермут: 155-е – ужасное место. У Вас был шанс 12 лет действовать в Правительстве, но 12 лет, к сожалению, с коррупцией никто не разбирался, коррупция растёт, и это ужасно. Я как немец... Конечно, у нас тоже коррупция, у нас даже было законным давать взятки, и могли бы ещё списать их с налогов до 1999 года, то есть мы знаем, как делать коррупцию. Но реально бороться Вы будете? Какие у Вас идеи, чтобы реально удержать в России тех людей, которые вам нужны? Я тоже читал эту статистику: было 7%, теперь 22% россиян хотят уезжать. Нужно сделать, чтобы люди, которые нужны вам для модернизации, остались здесь. Какие у Вас идеи? Например, цель – стать номер один, как Дания, по индикатору мирового банка? Или вступить в ВТО, или вступить в НАТО, или вступить в Евросоюз?.. Нужны обязательства, законодательство, законопослушность России. Как Вам идея вступить в Евросоюз, в НАТО, в ВТО? Какой дать ясный сигнал, чтобы умный русский мог остаться и умный иностранный инвестор мог бы прийти сюда? Я был бы Вам очень признателен, не люблю, когда надо мной смеются. Спасибо. С днём рождения!

В.В.Путин: Вы нам предлагаете вступить в ЕС? Вы там с долгами разберитесь сначала. Как нам вступать-то я не понимаю? Хотя, конечно, мы отдаём себе отчёт в уровне и качестве жизни в европейских странах, в России, в стабильности, в социальной защищённости. Вы знаете, ведь всё познаётся в сравнении. Если вы посмотрите, что в России было, скажем, в середине 1990-х и в начале 2000-х годов и что сейчас, наверное, всё-таки разница есть и она существенная. Уровень жизни людей вырос в 2 раза. Экономика совершенно другая. Кстати говоря, и по структуре – и структура меняется. Конечно, мы понимаем и видим все проблемы, с которыми сталкиваемся, в том числе и коррупция. Разумеется, будем дальше продолжать бороться с этим. Но, и вы это тоже знаете, эта проблема не только российская – она общемировая, но особенно характерна для стран с переходной экономикой.

Очень многие вещи у нас ещё не урегулированы в законе, очень многое зависит от уровня материального благосостояния сотрудников правоохранительной сферы. Это всё у нас тоже меняется. У нас со следующего года – существенный рост заработных плат в правоохранительной сфере. Мы очень рассчитываем на то, что это тоже отразится на снижении уровня коррупции, прежде всего в правоохранительных структурах, что люди будут больше дорожить своим рабочим местом, другие их будут лучше контролировать – общественность будет больше контролировать.

Нас постоянно поругивают, допустим, за свободу слова и так далее. Хотя, когда возникают проблемы в западных странах – очень чувствительные для них темы, – там почему-то очень быстро всё схлопывается. Я очень хорошо помню картинку, когда шли боевые действия в Грузии, когда Грузия напала на Южную Осетию. Там две осетинские женщины – молодая девочка, племянница, и её тетя – выступали по телевидению, когда их начали зашукивать и в конце концов выключили эфир. Так что не нужно говорить, что многие проблемы характерны только для России: они везде есть.

В России, может быть, пока больше каких-то проблем, чем в других местах. По мере развития экономики и социальной сферы и они будут потихонечку уходить, я просто в этом не сомневаюсь. Конечно, нужно время.

Собираемся ли мы вступать в НАТО, в ЕС? Нет, мы не собираемся. Мы считаем, что мы в состоянии обеспечить свою собственную безопасность. Что касается ЕС, то мы будем развивать наши отношения с Евросоюзом. Я вообще не представляю себе будущего европейской культуры в широком смысле слова и будущее европейского континента... Когда-то говорили «до Уральских гор», но это же географическое понятие, а вот европейская культура и Европа в этом смысле слова простирается гораздо дальше – до Тихого океана, потому что там живут главным образом русские люди, люди других национальностей, но люди европейской культуры. Даже если они исповедуют другую религию, но в целом это люди европейской культуры. Это всё единое пространство. Я просто не представляю себе, как люди этого культурного пространства смогут сохранить себя в качестве достойного центра мировой политики и силы, не объединяя усилия для будущих поколений. Или мы будем объединять свои усилия, или мы будем сходить с мировой арены и наше место будут занимать другие. Я не знаю, может, это будет лучше или хуже, но точно будет меняться. А чтобы сохраниться, нам точно надо объединять свои усилия. И в этом тоже, кстати говоря, ничего плохого. Так что мы будем строить, допустим, зону свободной торговли с Евросоюзом на первом этапе, дальше развивать эти интеграционные процессы. Но что мы ставим в качестве основной задачи – это не вступление в какие-то альянсы и решение каких-то других политико-административных задач. Главная задача России – это повышение уровня благосостояния своих собственных граждан. Вот на это мы и будем ориентироваться. И я уверен, что действуя последовательно, мы... Количество бедных, живущих за чертой бедности, за последние годы у нас знаете на сколько уменьшилось? Значительное количество, значительное! Мы и дальше будем двигаться в этом направлении. Но мы понимаем, что добиться решения этой задачи – кардинального повышения жизненного уровня граждан страны мы можем, только обеспечивая высокие темпы экономического роста. А что для этого мы собираемся делать, я об этом рассказывал.

Вопрос: У меня вопрос про ВТО. Что Вы думаете о членстве в ВТО? Сможете за три-шесть месяцев войти в эту организацию? И какой это эффект это будет иметь на российскую экономику и как повлияет на российский бизнес?

В.В.Путин: Вы знаете, у нас дискуссия идёт в бизнес-сообществе по этому поводу: нужно нам вступать во Всемирную торговую организацию или не нужно? Или это уже умирающая организация, там страны-участницы не могут договориться между собой по ключевым вопросам повестки дня. Эти раунды продолжаются один за другим, тянутся годами и не приводят ни к каким результатам. И развитые экономики злоупотребляют своим положением развитых держав и не хотят придерживаться тех правил демократии, которые они пытаются внедрять в политические и другие сферы в других регионах, в каких-то регионах мира особо. А вот настаивают на своём монопольном положении развитых стран и кидают просто подачки развивающимся странам в виде различной помощи, вместо того чтобы менять, кардинально менять фундаментальные правила и предоставлять реально возможность для развития развивающимся экономикам. Я не хочу сейчас никак открывать эту полемику, но хочу сказать, что у нас есть и плюсы, и минусы при вступлении в ВТО. Ясно, что конкурентоспособность целых отраслей российской экономики пока не соответствует уровню наших потенциальных конкурентов. Наши потенциальные конкуренты эффективнее работают, предоставляют товары подешевле и качественные. Кстати говоря, как только у нас уровень доходов населения растёт, сразу растёт и импорт, мгновенно. Это лучший показатель справедливости того, о чём я говорю. Да, собственно говоря, мы и сами об этом хорошо знаем. И многие участники бизнеса, многие наши крупнейшие, ведущие компании говорят нам, Правительству, и мне в том числе: «Не надо нам туда вступать, потому что мы раскроем рынки, придут наши конкуренты и нас выдавят с нашего собственного рынка». Мы понимаем эти опасения, поэтому мы в целом договариваемся с нашими иностранными партнёрами о том, чтобы при вступлении в ВТО были применены стандартные условия, если можно вообще говорить о каких-то стандартных условиях: там к каждой стране по-своему, похоже, подходят, но в целом какие правила всё-таки существуют.

Вот мы в общем и целом добились уже договорённости по ключевым вопросам - и по сельскому хозяйству (считаем, что здесь сбалансированная ситуация достигнута), и по так называемой автосборке. Что касается сельского хозяйства, то здесь последние споры шли о количестве завозимой мясной продукции, так называемого красного мяса...- я не буду вас грузить. Я просыпаюсь и уже, по-моему, наизусть помню все эти цифры и терминологию, которую раньше и в голове-то никогда не держал. Мы достигли приемлемых для всех сторон компромиссов. Потом упёрлись в автосборку. Вот я приводил пример наших планов вместе с «Фордом». Мы «Форду» и некоторым другим крупнейшим мировым компаниям обещали определённые условия развития до 2020 года, а наши партнёры, главным образом, в данном случае из Европы (если по мясу в основном спорили с американцами, то здесь – с европейцами), ни в какую не хотели признавать за нами права развития собственного автопрома. В конечном итоге мы нашли компромисс, который приемлем и для нас, и, я думаю, для наших европейских партнёров. При этом Правительство Российской Федерации взяло на себя обязательство обеспечить интересы наших существующих и потенциальных инвесторов в этой сфере деятельности. Мы с ними тоже провели соответствующие консультации, они с нами согласны. Мы даже возьмём часть расходов на себя, чтобы обеспечить их интересы – интересы наших инвесторов. Готовы даже будем отчасти субсидировать их работу на нашем рынке, но с тем, чтобы они тоже выполняли свои условия, о которых я сказал, – и количество производимых автомобилей в России, и создание инжиниринговых центров, и выполняли бы ряд других условий. Теперь что мы слышим от наших партнёров? Теперь нам говорят: «Идите договаривайтесь с Грузией». А наши грузинские партнёры вернулись к требованиям, которые они изложили с самого начала этого процесса, потом сняли эти требования, а сейчас опять к ним вернулись, то есть ужесточили позицию. У меня в этой связи возникает, конечно, законный вопрос: наши основные партнёры в Европе и в Штатах хотят, чтобы Россия была членом ВТО или не хотят? Не надо прятаться за грузинский вопрос. Если хотят, то они смогут это сделать очень быстро, тем более что основных компромиссов мы достигли. Если не хотят, то, конечно, там можно и грузинскую проблему вытащить, можно и другие придумать.

Я завершаю ответ на ваш вопрос: как я считаю, это пойдёт на пользу России или нет? Фифти-фифти, но в целом, скорее, в плюс, чем в минус. Скорее, в плюс. Мы не отказываемся от этой цели, мы готовы к полномасштабному присоединению к ВТО, но сделаем, конечно, это только в том случае, если нам не будут выставлять неприемлемые для нас условия.

Вопрос: Алексей Кузнецов, фонд «Дашевский и партнёры». Владимир Владимирович, я, наверное, один из самых молодых участников этого форума. И вчера, возможно, по неопытности, я предложил на инвестиционном комитете нашего фонда инвестировать в акции одну из приватизированных в России компаний. Опытный управляющий отверг моё предложение, в частности, потому что история знает слишком много случаев, когда покупатели крупных пакетов в России находили способ избегать оферты миноритариям. В частности, как банк ВТБ красиво ушёл от оферты миноритариям в случае покупки пакета акций «Банк Москвы». Как Вы относитесь к защите прав миноритариев в России? И какое внимание будет уделено этому в ближайшем будущем? Спасибо.

В.В.Путин: Вы затронули очень важный вопрос. И, судя по аплодисментам, многие в зале поддерживают. Я сейчас не буду вдаваться в детали. Вы знаете, что мы приняли ряд решений по защите миноритариев. Но я считаю, что если мы говорим о необходимости улучшения бизнес-среды, то одно из самых главных направлений заключается в том, чтобы так называемые миноритарии, то есть люди, которые не могут принимать прямого участия в управлении обществом, чувствовали себя уверенно и их права были защищены. Это и есть одна из самых важнейших составляющих бизнес-среды, над улучшением которой мы планируем работать и дальше.

А.Л.Костин: Действительно, молодой инвестор какой-то незрелый вопрос задал, по-моему.

В.В.Путин: Почему незрелый? Нет-нет, он как раз абсолютно зрелый вопрос задал. Я его прекрасно понимаю. Помню хорошо ситуацию с Банком Москвы. Вы залезли в этот Банк Москвы, а теперь не знаете, как отмыться от этого.

А.Л.Костин: Отмоемся, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: А потом пришли в Правительство и говорят: «Спасите и помогите!»

А.Л.Костин: Спасибо родному Правительству, но мы работаем. Мы работаем, не просыхая.

В.В.Путин: Работают, не просыхая? День рождения мой ещё не начался, а они уже не просыхают!

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Компания ДТЭК. Сегодня Вы много говорили, что госкорпорации начинают в России работать более современным, более коммерческим образом. Скажите, если иностранные компании (например, в нашем случае украинские) придут с инвестициями в российскую газодобычу, смогут они получить доступ к российской ГТС? Спасибо.

В.В.Путин: К российской ГТС смогут получить доступ. Они не смогут пока получить доступ к экспортным маршрутам, потому что экспортом у нас занимается только «Газпром». Они могут получить доступ и к добычным активам, и к газотранспортной системе внутри страны. Да, это так. Мы не исключаем, что в будущем мы либерализуем и экспорт. Но пока мы этого не делаем и по понятным причинам: чтобы не обрушить рынок. Вот это самое главное. Потому что мы можем продавать больше продукта, больше газа, но по меньшей цене. В конечном итоге к этому и приведёт либерализация. Но на каком-то этапе мы этого не исключаем. Всё возможно. По-моему, к этому нас подталкивают и наши европейские друзья и партнёры, устраивая бесконечные обыски в компаниях «Газпрома» в европейских странах.

Вопрос: Кати Освальд, Artio Global Management. В Вашей речи вы упоминали, что хотите увеличить инвестиции в Россию и достигнуть 25% ВВП. В какие сроки Вы планируете достигнуть этой цели и какие конкретные шаги Правительство предпринимает, чтобы достигнуть этой цифры – 25%?

В.В.Путин: Вы знаете, о сроках говорить достаточно сложно, потому что мы же живём в условиях большой волатильности рынков, большой волатильности экономики. Нам бы хотелось это сделать как можно быстрее, ну в течение 5–10 лет. А с помощью каких инструментов мы собираемся это сделать – я о них говорил. Мы хотим, чтобы компании чувствовали себя здесь уверенно, спокойно, чтобы они понимали, что находятся не в зоне риска, а наоборот, в зоне стабильного развития, что чувствуют поддержку со стороны государства и Правительства, что не только опираются на поддержку Правительства, но и на поддержку региональных властей.

Я многократно приводил примеры некоторых наших регионов (например, Калуги), которые по уровню инвестиций на региональный продукт, по-моему, уже Москву обгоняют. У нас есть такие регионы, там нет ни нефти, ни газа, но туда приходит и автомобильная сборка, причём не просто сборка, а уже производство достаточно высокой степени локализации, туда приходят и фармацевтические предприятия, приходят предприятия других отраслей промышленности. Вот мы хотим, чтобы у нас везде были такие условия. Как над этим работать? Укреплять законодательство, снижать коррупцию, снижать административные барьеры, создавать максимально благоприятные макроэкономические условия для работы в стране. Направлений много, они в принципе все известны, я их уже называл. А сроки будут зависеть от того, конечно, насколько эффективно мы сможем реализовать те задачи, о которых я только что сказал.

Вопрос: Господин Премьер-министр, когда я говорил со своими русскими друзьями (а я из Франции), я чувствую, что сейчас начинается ситуация, когда всё доводится до перфекционизма, и на Западе тоже. И многие русские, которые хотят поехать за границу, могут сделать это лучше, быстрее, чем хотели бы. Но мой вопрос другой. Мы говорим об отношениях России с Европой. И ещё мы должны поговорить о Востоке, потому что будущее лежит в отношениях с Востоком, с Китаем, с другими развивающимися странами Востока. Не могли бы Вы прокомментировать, как российская политика смотрит на эти две зоны – Европу и Восток?

В.В.Путин: Я уже так или иначе высказывался по этому вопросу. Россия – это страна европейской культуры. В этом смысле мы, конечно, часть Европы, без всякого сомнения. Я с трудом себе представляю Европу без Гёте, без Жорж Санд. Вы, наверное, вряд ли представите Европу без Достоевского и Толстого, понимаете, – без немецкой музыки, без российской литературы, без французской культуры. Но очевидно, что Россия – это даже сегодня самая крупная страна в мире по территории, значительная часть её территории находится в азиатской части мира. И тот же Китай, и Япония – это наши соседи. Разумеется, если говорить прагматически, то значительная часть возможностей, связанных с современными технологиями, лежит в европейской зоне. Но потребности сегодняшней, повторяю, объединенной Европы в минеральных ресурсах, не могут не быть связаны с Россией, не могут не быть связаны с нашим рынком. Вот та же автомобильная промышленность - вы знаете, что в прошлом году на российском рынке было продано больше машин, чем на индийском. Но это же невероятно. Там уже почти 1,5 млрд человек населения, а у нас в 10 раз меньше, а машин было продано больше. Это говорит о том, что уровень благосостояния людей всё-таки потихонечку подрастает, а меры Правительства Российской Федерации – скажу это прямо, это естественно и нормально, – направленные на поддержку этого сектора экономики, оказались эффективными. Но технологии-то все основные всё-таки в еврозоне. Инвестиционные возможности и рынки – в Азии, китайский рынок возьмите, тот же японский, корейский, индийский. Современный мир ведь действительно очень глобализируется. Это и хорошо, и плохо, но это факт жизни. И мы намерены проводить взвешенную политику, очень сбалансированную, мы намерены развивать отношения как с Западом, так и с Востоком. У нас с Китаем огромная совместная граница. Мы тысячи лет живём вместе. У нас на сегодняшний день, наверное, самый высокий уровень межгосударственных отношений, который был за всю историю (если не считать очень небольшого периода послевоенного советского времени), но сегодня зрелые, очень хорошие дружеские отношения с Китаем. Китай очень заинтересован в развитии отношений с Россией.

Что касается Китая, там отчасти востребованы и наши технологии. Возьмём, скажем, область атомной энергетики. Мы Тяньваньскую электростанцию строим и делаем по самым современным технологиям, и китайские партнёры очень довольны тем, что там происходит в этой области: это поднимает и их уровень – не только энергетики, но и технологический уровень.

Мы заинтересованы в притоке умных инвестиций в высокотехнологичные сферы из Европы. Мы хотим проникать на китайский, на индийский рынки. Мы сейчас думаем о том, чтобы войти более широко на рынок Республики Корея. Мне кажется, что вообще нельзя сегодня делить, что предпочтительнее, нужно смотреть, что выгоднее. А нам выгоднее вести сбалансированную политику.

Вопрос: Ляльков Иван, студент Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Владимир Владимирович, в прошлом году на данном экономическом форуме выступал Сергей Тигипко, вице-премьер Украины, и в своём выступлении он не раз подчёркивал, что одним из стратегических приоритетов развития украинской экономики является тесная интеграция экономических процессов, происходящих на Украине, с Российской Федерацией. К большому сожалению, многие программные заявления не воплощаются на практике. Как Вы считаете, есть ли реальная перспектива у Украины вступить в Таможенный союз? Спасибо большое.

В.В.Путин: Я знаком (не очень хорошо, но знаком) с господином Тигипко. Он действительно грамотный человек и, по-моему, хороший экономист – человек, который умеет считать, работать с цифрами. Мы с ним никогда не обсуждали (я с ним виделся-то буквально 2–3 раза) этой темы – возможной интеграции Украины в Таможенный союз, который сегодня представлен тремя государствами: Россией, Казахстаном и Белоруссией, и далее в единое экономическое пространство. То, что господин Тигипко говорит, я этого не слышал, но он прав, конечно. Я уверен, и это моё глубокое убеждение, это выгодно для Украины. Мы уже не раз приводили эти цифры: Украина берёт от МВФ в качестве поддержки 10 млрд, по-моему, на 15 лет. А в случае присоединения к Таможенному союзу экономический выигрыш Украины ежегодно составил бы 9 млрд долларов. Разница есть? Да, под хороший процент от МВФ берут деньги (под щадящий), да на длительный срок (15 лет), но, во-первых, отдавать всё равно надо, а потом: 10 млрд – за 15 лет, а здесь 9 млрд – в год. Это прямой выигрыш всей экономики. Это не надуманные цифры. Из чего они считаются? Из того, что доступ на наш рынок будет свободнее: металлургическая промышленность, трубная, сельхозпроизводство.

Куда деваться сельхозпроизводствам Украины? Несмотря на подготовку договора о свободной торговле... Здесь же, в зале, далеко не все люди, которые занимаются сельским хозяйством, но почти каждый здесь понимает, что сельхозпродукцию Украины на европейский рынок никто не пустит. Может быть, два литра молока продадут, и всё: невозможно просто. И понятно – там очень жёсткая позиция по защите рынка сельхозпродукции.

Мне говорили наши финские партнёры по Петербургу: открыли пекарню где-то в Калининградской области. Финны не могут продать в Финляндии хлеб, произведённый у нас на северо-западе, – жёстко всё регулируется. И Украину не пустит никто, а мы пускаем.

Авиационная промышленность умрёт полностью, как ни печально мне говорить об этом. Ну куда? На мировом рынке производителей раз-два – и всё: американские, европейские – и всё. Бразилия ещё пытается маленькие самолётики делать. Куда пустят? Нет, не пустят.

Судостроение будет развиваться? Нет. Не потому что люди там неталантливые – люди очень талантливые, и есть заделы хорошие, сделанные ещё в советские времена, но просто очень жёсткая конкуренция, не пробиться никуда. Поэтому нужно объединять усилия.

Ничего не двигается, всё стоит на месте: дальше разговоров ничего не идёт.

У нас кооперация ведь колоссальная. Это же понятно – это же был единый так называемый народнохозяйственный комплекс Советского Союза. Энергетика общая и системы общие все: и газовая энергетика, и нефтеэнергетика, углеводородное сырьё, электроэнергетика. Транспорт общий. У нас ментальность общая и язык общий.

Естественно, украинская культура – это своеобразная культура, она отличается от русской. Это не русская культура, это украинская национальная культура, это одно из достояний всей европейской цивилизации. Но всё же мы говорим на одном языке. Я к чему это говорю? Это прагматический аспект экономической деятельности.

Поговорите с европейцами – здесь, наверное, тоже их много присутствует. Я знаю, как проходят их встречи и заседания: там одних переводчиков можно набрать 27 человек. Они пока переведут с одного языка на другой – уже половина смысла потеряли. Сидят по 20 часов – обсуждают два вопроса. Потом выходят и говорят: «Ты там никогда не сидел?» Я говорю: «Нет», – «Какой ты счастливый! Мы уже больше сидеть там не можем».

А у нас нет таких проблем. У нас намного легче всё решалось бы, но нужно, чтобы понимание целесообразности участия в интеграционных процессах на постсоветских пространстве охватило подавляющую массу украинского народа, чтобы это шло изнутри. Когда в основной своей массе люди поймут, что это целесообразно, полезно для развития экономики и в конечном итоге для уровня благосостояния, тогда, наверное, это состоится. Но если этого не будет – тогда не будет: тогда присоединяться к этим интеграционным процессам будут те государства на постсоветском пространстве, которые посчитают это для себя целесообразным.

Нам нужно заканчивать потихонечку. Давайте завершающий вопрос.

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Кристина Варес, из Финляндии. Вопрос об уходе высокоуважаемого министра Кудрина. Объясните, пожалуйста. Мы как иностранные инвесторы не совсем понимаем, почему у вас такие сильные разногласия возникли с Кудриным.

В.В.Путин: У меня?

Ответ: У Правительства. И зачем нужны такие большие инвестиции в оборонную промышленность? Нужно ли действительно это с точки зрения экономики России? Объясните, пожалуйста.

В.В.Путин: Что касается Алексея Леонидовича Кудрина, то должен сказать, что он, безусловно, один из лучших специалистов, не только в России, но и в мире. Это первое.

Второе. Он наш и мой лично очень добрый товарищ, с которым я поддерживаю очень тесные, близкие отношения в течение многих лет начиная с 1990-х годов. Как известно, это решение было принято Президентом. Принято на основе того, что Алексей Леонидович допустил ряд некорректных высказываний по поводу того, что его позиция не совпадает с позицией Президента. Что же мне здесь говорить ещё? Вы хотите, чтобы я это комментировал? Мне кажется, что даже комментарии с моей стороны на этот счёт были бы некорректными.

Мы говорили с Алексеем Леонидовичем на этот счёт. Хочу вам сказать, что – это и моё мнение, и мнение Президента Медведева – несмотря на этот сбой эмоционального характера, Алексей Леонидович все равно остаётся членом нашей команды, и мы будем с ним работать. Надеюсь, что и он будет с нами работать. Он полезный и нужный нам человек.

Теперь что касается оборонных расходов. Я уже говорил и хочу повторить ещё раз: дело не в том, что мы хотим милитаризировать страну. Кстати говоря, по уровню военных расходов мы далеко не на 1-м месте в мире, а где-то совсем в серединке. Если мы посчитаем оборонные расходы наших американских друзей и партнёров, то их оборонные расходы в 25 раз больше, чем совокупные оборонные расходы всех ведущих стран мира, – в 25 раз!

У нас скромные оборонные расходы. А их, тем не менее, достаточно существенное наращивание связано не с тем, что мы хотим милитаризовать экономику и страну, а связано с тем, что основные боевые комплексы прослужили сроки службы и должны быть списаны и утилизированы, и нам нужно их поменять. Но поменять нам их нужно на новой технологической базе, а не на базе 1960-х годов прошлого века. Для того чтобы их поменять на этой новой технологической базе, произвести на новом оборудовании, нам надо это оборудование купить, модернизировать, поставить, запустить в работу, а потом произвести это вооружение. И так же, как всегда в таких случаях бывает, безусловно, этот процесс перевооружения армии будет способствовать не только решению основной задачи, но и повышению общего технологического уровня российского производства в реальном секторе экономики, и значительная часть этого оборудования будет направлена на производство товаров в гражданской сфере. Первое.

И второе. Безусловно, это повлияет на общий технологический уровень в стране, значит, окажет косвенное, позитивное воздействие на развитие экономики Российской Федерации. Но, разумеется, главная задача, конечно, – обеспечение обороноспособности страны.

Я уверен, что опираясь на наши технологические заделы, на возможности, на кадровый потенциал и проводя взвешенную макроэкономическую политику, мы сможем обеспечить и темпы роста экономики, необходимые для страны, и безопасность нашего государства.

Спасибо вам большое за внимание.

А.Л.Костин: Уважаемые коллеги, разрешите от вашего лица поблагодарить всех участников сегодняшней сессии, прежде всего Владимира Владимировича Путина за его выступление.

Владимир Владимирович! У Вас очень ответственный период впереди, и хотелось бы пожелать Вам не просто успеха, а самого убедительного успеха!

Инвесторы голосуют не только бюллетенями, они голосуют инвестициями. Я думаю, что за полгода есть время определиться и сделать инвестиции в российскую экономику. Спасибо Вам огромное.

В.В.Путин: Я не очень понял, о чём, о какой ответственности вы сейчас говорите. Если вы имеете в виду день рождения, я не злоупотребляю, так что всё будет нормально.

А.Л.Костин: Нет, я имел в виду всё-таки предстоящие политические события, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Спасибо вам большое.

http://premier.gov.ru/ 





Теги по темам

Темы

Ювенальная юстиция Муниципальная власть Борьба с коррупцией Общественный совет Музей-усадьба А.Т.Болотова Почта Ипотека Льготы РЖД Кинотеатр МФЦ Сосны Открытый регион Семья Росреестр Велегож Встреча с жителями Турслёт Ивестиционный климат Электроснабжение Selhozka Loft Судебные приставы ОАО РТП "Заокское" Снегопад ГИБДД ФАП Тульская область Выставка Православие Транспорт ЖКХ Государственное управление Заокский район Поленово Сход Охота Прокуратура Develius Estate Вестфалия Медицинское обслуживание Пожар Комсомольский парк Пауэрлифтинг Отчет главы администрации Петрович на даче Сельское хозяйство Взятка ТСЖ Субботник Суд Предприниматели Романовский Парк Образование Коттеджные поселки Штраф Романовские дачи Заокский рынок Экология Демидовское Прием граждан Правительство области Дороги Малаховское ГИМС Общественные организации Миллениум Фермерский рынок Заокское такси Гельвеция Народный бюджет Русские усадебные традиции Наркотики Тулэнерго Дети Достопримечательности Заокского района Брендинг Тульской области Вывоз мусора Музей В. Ф. Руднева Ростелеком Недвижимость Электрические сети Гостехнадзор Перезагрузка71.рф Ненашевское Поэзия Творческий вечер Кража Тульская агломерация Поселок Заокский Земельные участки многодетным Вандализм Бёхово Водоснабжение Инвестиционный климат Библиотека Рост цен Протоиерей Александр Корнеев Футбол Опасно Соцзащита Армия Отчет губернатора РКДЦ Пахомовское Социальная поддержка семей Достопримечательности Тульской области Налоги ДТП Заокская ЦРБ Заокчане Поздравление Заокская строительная база Ветераны Изъятие земель Варяг Мигранты Заокские воды Инвестиции Бессмертный полк Заокский торгово-промышленный комплекс Полиция Многодетные семьи Рынок труда Строительная база Лес Благоустройство Пекарня "Хороший хлеб" Земельный вопрос Александровские сады МЧС Фермерские хозяйства ДОСААФ Страховское Государственно-частное партнерство Патриотизм Ока Тяжелая атлетика Ветеринарная служба Инвалиды Тулаэнергосбыт Интернет